ПОДЕЛИТЬСЯ

В январе 2021 года российские и зарубежные СМИ облетела новость о предстоящей свадьбе Георгия Михайловича Прусского-Романова и г-жи Ребекки Беттарини. Издания наперебой стали печатать громкие заголовки о предстоящем «бракосочетании наследника российского престола», а информационное агентство «Росбалт» даже опубликовало новость под несуразным заголовком «Наследник царя Николая II женится на итальянке». Мы уже давно привыкли, что журналисты, пишущие статьи в историческом контексте, зачастую не владеют материалом даже на банальном уровне, и им следовало бы вновь взять в руки учебник по русской истории хотя бы за девятый класс. Напомню, что единственным наследником Императора Николая II был его сын цесаревич Алексей Николаевич, убитый вместе со своими родителями и сестрами в подвале дома инженера Н. Н. Ипатьева в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Поэтому Георгий Прусский-Романов никак «наследником царя Николая II» являться не может.

Георгий Прусский-Романов с невестой Ребеккой Беттарини

Новость о предстоящем бракосочетании «цесаревича и наследника главы Российского Императорского Дома» вызвала неоднозначную реакцию, а некоторые заявления для прессы со стороны канцелярии «Императорской Фамилии» явно противоречили истине. Так, в интервью «Комсомольской правде» от 24 января 2021 года А. Н. Закатов заявил о грядущем бракосочетании в Санкт-Петербурге: «…Императорская семья изначально не хотела какой-либо роскоши и помпезности. Но должный уровень торжественности, безусловно, будет. Главное для императорской семьи его (венчания, – ред.) историческое и духовное значение. Ведь это первое бракосочетание члена дома Романовых на родине после революции 1917 года».

Отмечу для читателей, что в словах г-на Закатова заложены частицы неправды, рассчитанные на незнание обывателем всей подоплеки вопроса. В период между Февральской революцией 1917 года и эмиграцией последнего члена Императорской Фамилии в июле 1920 года, еще на родине было заключено шесть браков. Так, 22 апреля 1917 года в Петрограде князь Гавриил Константинович (1887–1955) женился на Антонине Рафаиловне Нестеровской (1890–1950). В этот же день в Петрограде князь Александр Георгиевич Романовский, 7-й герцог Лейхтенбергский (1881–1942) женился на Надежде Николаевне Карелли (1883–1964). 25 апреля 1917 года в Хараксе княгиня Надежда Петровна (1898–1988) вышла замуж за князя Николая Владимировича Орлова (1891–1961). 18 июля 1917 года в Ялте / Дюльбере княгиня Елена Георгиевна Романовская, герцогиня Лейхтенбергская (1892–1971) вышла замуж за графа Стефана Тышкевича (1894–1976). 19 сентября 1917 года в Павловске великая княгиня Мария Павловна (1890–1958) вышла замуж за князя Сергея Михайловича Путятина (1893–1966). И последний брак перед эмиграцией на русской земле был заключен 25 ноября 1918 года в Ай-Тодоре, когда князь Андрей Александрович (1897–1981) женился на герцогине Елизавете Сассо-Руффо, княгине Сан-Антимо (1887–1940).

Княгиня Надежда Петровна (сидит на скамейке) в день своей свадьбы. Крым. 1917 г. (Публикуется впервые)

Стоит упомянуть еще один значительный факт, чтобы поставить жирную точку в этом вопросе. Георгий и Ребекка все же не станут первыми из потомков Российского Императорского Дома, кто после краха коммунизма в 1991 году заключит брак на русской земле. Первым был князь Димитрий Романович (1926–2016), женившийся 28 июля 1993 года в Костроме на графине Доррит Ревентлов (р. 1942).

Как только отечественные новостные агентства стали публиковать новости о счастливом событии в «Российском Императорском Доме», со своим мнением пришлось выступить монархическим организациям России (Всероссийский Монархический Центр, Петро-Павловское Имперское Общество, Имперский Наградной Совет), не признающим за Марией Владимировной и ее сыном никаких особых прав на престол. В специально опубликованном обращении было академически четко, аргументировано и подробно поднят вопрос о проблеме престолонаследии в России, с логическим выводом: никто из ныне живущих Романовых сегодня не имеет никаких прав на престол, которого нет вот уже более чем век. (С обращением можно ознакомиться, пройдя по ссылке: http://pda.segodnia.ru/content/237393)

Спустя пару дней, просматривая новостную ленту, я наткнулся на интервью Георгия Михайловича французскому еженедельному изданию «Пари-матч», где не в лучшем свете были упомянуты родственники принца Прусского по материнской линии. Приведу одну цитату из этого интервью:

«Пари-матч: Множество потомков Романовых живут по всему миру. Планируете ли вы когда-нибудь объединить эти ветви в качестве главы Императорского Дома?
Георгий: На протяжении тридцати лет и по сей день наши двоюродные братья из Николаевской ветви оспаривали право моей матери, как женщины, возглавлять Императорский Дом. Однако созданное ими объединение [Объединение членов рода Романовых] не признается ни российскими, ни иностранными властями, равно как и Московской Патриархией. Я думаю, что эти споры разжигают сплетни, особенно в Италии и во Франции, но они в общем не интересны. Как потомки рода, который был почти уничтожен, мы должны объединиться, а не терять себя в конфликте. Это тем более глупо, особенно теперь, когда сегодня женщина возглавляет Объединение членов рода Романовых… Мы с мамой сохраняем надежду, что в ближайшем будущем семья придет к согласию».

Конечно, возникает вполне логический вопрос, а кто признает т. н. «Российский Императорский Дом»? Хочу напомнить, что князь Николай Романович (1922–2014) в официальных документах правительства России упоминался как глава Дома Романовых, а после его смерти президент России выразил семье официальные соболезнования. Князь Димитрий Романович (1926–2016) лично встречался с президентами России Путиным и Медведевым, был награжден высшими государственными наградами страны. Что же это, если не признание со стороны властей «Объединения членов рода Романовых»?

Сама история взаимоотношений между потомками Российской Императорской Фамилии достаточно сложна. Отмечу, что никто из Романовых никогда не признавал Георгия Михайловича ни наследником престола, ни членом Рода Романовых. Почему? Попробую описать суть вопроса. Когда в 1976 году единственная дочь князя Владимира Кирилловича Мария Владимировна вышла замуж за принца Франца Вильгельма Прусского, правнука императора Вильгельма II, представители Рода Романовых князья Роман Петрович (1896–1978), Андрей Александрович (1897–1981), Димитрий Александрович (1901–1980), Ростислав Александрович (1902–1978) и Василий Александрович (1907–1989) выступили с официальным заявлением:

«Мы члены Императорской Фамилии, родившиеся до отречения от престола Императора Николая Второго, протестуем против самовольного поступка князя Владимира Кирилловича, который присвоил мужу своей дочери Марии Владимировны принцу Францу Вильгельму Прусскому незаконный титул русского великого князя. Мы также протестуем против решения князя Владимира Кирилловича, провозгласившего свою дочь единственной наследницей престола, предвидя начало новой Династии Гогенцоллерн-Романовых. Такие намерения мы считаем посягательством на права членов Рода Романовых, судьбу которых мы обязаны оберегать».

Князья Николай Романович и Димитрий Романович

13 марта 1981 году у супругов в Мадриде родился сын Георгий, который по всем династическим законам принадлежал к Прусскому Королевскому Дому, но его дед князь Владимир Кириллович объявил внука великим князем, записал в число членов Российской Императорской Фамилии, и даже зачислил в полумифическую организацию «Корпус Императорской Армии и Флота», созданную в 1924 году для конкуренции с РОВС. В ответ на столь произвольные действия глава Объединения членов рода Романовых князь Василий Александрович опубликовал 25 марта 1981 года специальное обращение, где, в частности, говорилось:

«Объединение членов рода Романовых получило извещение о рождении его королевского высочества принца Георгия Прусского, сына ее светлости княгини Марии Владимировны, супруги его королевского высочества принца Франца Вильгельма Прусского. Имея в виду, что все вопросы династического характера не могут быть решены иначе, чем Великим Русским народом на русской земле, Объединение членов рода Романовых считает необходимым напомнить, что осенью 1976 года совместно с браком ея светлости княжны Марии Владимировны, их высочества князья Роман Петрович, Андрей Александрович, Димитрий Александрович, Ростислав Александрович и Василий Александрович подписали следующий Манифест (далее идет обращение князей от 1976 года. См. выше, – ред.). Основываясь на этом документе, Объединение членов рода Романовых заявляет, что счастливое событие в Королевском Прусском Доме не касается Объединения членов рода Романовых, так как новорожденный принц не принадлежит ни к Российской Императорской Фамилии, ни к Дому Романовых».

Несмотря на то, что Владимир Кириллович объявил внука Романовым, по документам Георгий был записан как принц Прусский, а уже затем Романовым. Этот факт не очень устраивал ближайших родственников мальчика, включая его мать. Поэтому в 1982 году она обратилась к властям Французской Республики с ходатайством о смени фамилии сына с Прусского на Романов, что было отклонено властями. В 1985 году Мария Владимировна развелась с принцем Францем Вильгельмом, который потерял свой русский «титул». В 1994 году при встрече с американским историком и писателем Робертом Мэсси он скажет: «…Его (сына Георгия, – ред.) немецкий паспорт у меня – вот здесь… Я всегда ношу этот документ с собой. В нем говорится, что он – принц Георгий Прусский».

Вырезка из Официального бюллетеня Французской Республики с прощением об изменении фамилии: «Ее императорское высочество Мария Романова, великая княгиня российская, проживающая в “Кер Аргони” в Сен-Бриак-сюр-Мер (Иль и Вилен), имея несовершеннолетнего сына Георгия принца Прусского Романова, родившегося 13 марта 1981 года в Мадриде (Испания), подала запрос об изменении порядка следования отцовской части фамилии ребенка: первая часть фамилии – Романов великий князь Российский, вторая часть фамилии – принц Прусский».

После развода родителей воспитанием Георгия занимались дедушка и бабушка, внушавшие единственному внуку, что его в будущем ждет российский престол. Это подтверждает интервью самого Владимира Кирилловича, которое он дал незадолго до посещения Санкт-Петербурга в 1991 году:

«Конечно, он сейчас еще слишком молод, ему только что исполнилось 10 лет, но он вполне сознает свое положение и относится к этому серьезно, но тут я могу привести маленький анекдот. Однажды к нему подошел один из его товарищей и сказал: “Ты знаешь, мой папа мне сказал, я должен быть с тобой очень вежлив и мил, потому что ты когда-нибудь можешь стать французским президентом”. Мой внук мне рассказал, что он на него посмотрел и сказал: “Французским президентом я, по всей вероятности, никогда не буду, но русским императором может быть, буду!”».

В апреле 1992 года в Майами умирает князя Владимир Кириллович. В наследство уже новой России он оставляет свою вдову Леониду Георгиевну, дочь Марию Владимировну и внука Георгия Михайловича, которые на заре 1990-х становятся обще-узнаваемыми представителями «Императорской Фамилии». Мария Владимировна объявляет себя новой главой Российского Императорского Дома, а сына – наследником и цесаревичем. Остальных родственников Императорская Семья из Мадрида всегда называла неравнородными или даже незаконнорожденными (такой статус относился к тем Романовым, кто не признавал прав сначала Кирилла Владимировича, а затем Владимира Кирилловича, и поэтому разрешения для брака у них не спрашивал). В интервью Роберту Мэсси Мария Владимировна скажет:

«Я понимаю, что они оказались в очень печальной ситуации, но повинны в этом лишь их родители, и больше никто. Они сказали, что им на все плевать и вступили в эти неравные браки. Затем их жены стали г-ми Романовыми, а их дети г-н и г-жа Романовы. Вот и все. Я не могу изменить наши законы. У меня такое чувство, что теперь, когда в России происходят эпохальные события, они вдруг встрепенулись, словно только что очнувшиеся от какого-то оцепенения, и сказали: “Эге! А нельзя ли из этого извлечь какую-то выгоду?”».

Когда в 1995–1996 гг. в СМИ стали циркулировать слухи о том, что в недрах российского правительства уже составлен план и практически подписан указ о придании особого статуса «Императорской Фамилии», члены Рода Романовых во главе с князем Николаем Романовичем, прервав молчание, выступили с обращением:

«Правительство Российской Федерации полностью отрицает существование “секретного документа” о том, что 15-летнему так называемому “Великому князю Георгию Михайловичу” дан особый статус “единственного наследника престола Романовых в России”.

Члены Дома Романовых, проживающие в результате эмиграции в разных странах мира и объединенные в “Ассоциацию Дома Романовых”, приняли эти слухи и заявления в средствах массовой информации как “тест” со стороны сторонников княгини Марии Владимировны на предмет выяснить реакцию общественного мнения в России на подобный документ. Так называемый “Великий князь Георгий Михайлович”, единственный сын принца Франца-Вильгельма Прусского и княгини Марии Владимировны, является членом династии Гогенцоллернов и никакого отношения к Романовым не имеет. Те, кто в России и за границей интересуется историей России и Дома Романовых, постоянно вводились в заблуждение матерью Георга и членами его семьи. В результате чего ребенок с 1991 г. позировал в качестве “Великого князя Георгия Михайловича Романова”…

Московские сторонники Марии Владимировны, внучки Кирилла, видят в ней, ошибочно, исторический символ династии Романовых. На самом деле она является очень неподходящим символом нашей семьи, символом предательства России. Это будет странный день восстановления утерянной Славы России и заполнения идеологического вакуума, создавшегося в результате 75-летнего правления коммунистов. Странно оказывать особые почести принцу Георгу Прусскому, праправнуку кайзера Вильгельма Второго, который объявил войну России в 1914 г., это была война, которая стала ключевым актом, столкнувшим Россию к национальной катастрофе. Те, кто сегодня любит Россию, возмущены до глубины души действиями сторонников Марии Владимировны и ее сына, стремящихся дать им особый статус…

В настоящее время в России совсем другие проблемы, которые требуют национального согласия, и россияне не должны дать вводить себя в заблуждение пустыми идеями реставрации монархии. Мое единственное желание – служить России и не позволить использовать Россию».

Свадьба княгини Марии Владимировны и принца Франца Вильгельма Прусского

«Императорская Семья». 1980-е гг.

Особый статус семья князя Владимира Кирилловича так и не получила, благодаря мощному общественному мнению как в России, так и за рубежом. Постепенно и российская высшая власть отстранилась от «Императорской Фамилии», признав всех потомков Дома Романовых равными. Мария Владимировна и Георгий Михайлович, приезжая в Россию, награждают и щедро раздают ордена и титулы от имени «Российского Императорского Дома». Фактически это поставлено на поток. Узнав в апреле 2010 года об очередном «дожде из орденов Святой Анны», князь Димитрий Романович был вынужден опубликовать специальное обращение:

«Мне стало известно, что Георгий, сын Франца Вильгельма Гогенцоллерна, принц Прусский, называющий себя “цесаревичем”, во время своего последнего визита в Москву наградил нескольких человек Императорским Орденом Святой Анны. Это действие представляет собой не только фарс, но и всякое отсутствие уважения к памяти русского Императорского ордена. Этот факт глубоко осуждается потомками Императорской фамилии Романовых».

До сегодняшнего дня сторонники Марии Владимировны утверждали, что только брак ее родителей был равнородным. На фундаменте «династического брака», заключенного, правда, втайне от всех в 1948 году в Лозанне, до сих пор стоит глиняный колосс современного легитимистского движения. Другие Романовы, как я уже писал, с точки зрения «Императорской Фамилии» нарушили законы и лишили свое потомство каких-либо прав на престол и титулы. Отмечу, что статус Леониды Георгиевны как великой княгини не признавался практически всеми потомками Российского Императорского Дома. В 1958 году супруга князя Никиты Александровича княгиня Мария Илларионовна писала:

«…Государственные законы Императорской России мог изменять лишь царствующий Монарх. И первый, как мы это видим, сам вел. князь Кирилл Владимирович нарушает основные законы Свода Законов, провозгласив себя царем и наградив сына великокняжеским титулом. Упомянутое выше положение не могло не повлиять на отношения между отдельными лицами Дома Романовых. И когда Владимир Кириллович, в отместку нам, вычеркивает из списка членов династии внуков великой княгини Ксении Александровны и сыновей князя Романа Петровича, тогда происходит окончательный разрыв с ним. Зато каждый, кто признает Владимира главою династии, получает от него повышение: Гавриил Константинович становится великим князем, а ​Красинские​, морганатические жена и сын вел. князя Андрея Владимировича, берут фамилию “князей ​Романовых​”. Не нужно быть очень внимательным наблюдателем, чтобы заметить, ​какие​ именно действия Владимира Кирилловича направляются опасными интриганами, с определенной целью уничтожить саму династию».

Шло время. Вероятно, отчаявшись найти для сына невесту «голубых кровей», в январе 2019 года Мария Владимировна и ее уполномоченные решили странным образом через церковь добиться изменения закона о престолонаследии. Но, по словам А. Н. Закатова: «Глава Российского Императорского Дома Е. И. В. Государыня Великая Княгиня Мария Владимировна пока не получала от Предстоятеля Русской Православной Церкви Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла благословения на изменение закона о престолонаследии. Но диалог ведется».

Отрывок статьи из журнала «Огонёк» № 2. 1997.

Награждение в Москве орденами Св. Анны в 2010 г.

В итоге, по имеющимся данным будущая супруга Георгия с благословения будущей свекрови будет носить титул «светлейшей княгини» и фамилию Романова. Хотя до этого и Кирилл Владимирович, и Владимир Кириллович даровали тем родственникам, кто вступал в морганатический брак и признавал их главенство, фамилию Романовских «с прибавлением к ней девичьей фамилии жены означенного Члена Императорского Дома или фамилии, дарованной Главой Российского Императорского Дома». Так появились: Романовские-Ильинские, Романовская-Брасова, Романовская-Стрельнинская, Романовская-Павловская, Романовская-Кнуст. Для будущей невестки Мария Владимировна решила сделать исключение, которое, возможно, будет иметь долгоиграющие последствия. Намек на это можно разглядеть в интервью А. Н. Закатова для ГТРК «Кострома», где, в частности, было сказано: «Мы надеемся, что будет продолжение Рода, решаться все исторически-правовые вопросы, и в конечном итоге Дом Романовых будет служить своей родине, России, в тех исторических условиях, в каких он призван».

Время покажет, станет ли «потомственная дворянка» Ребекка Беттарини «великой княгиней» и «ее императорским высочеством». Хотя для историков и большинства жителей России это уже и не важно. Я лишь в очередной раз напомню, что последней великой княгиней Российской Императорской Фамилии была Ольга Александровна, младшая сестра Императора Николая II. Все остальное, как говорится, – от лукавого и от незнания русской истории. Род Романовых – великая фамилия с многовековой насыщенной историей. И как говорил князь Николай Романович, размышляя о прошлом, настоящем и будущем фамилии:

«Я вижу нас как семейные портреты. Был такой Николай Николаевич, был Константин Константинович или Николай Михайлович. Они сделали и хорошее, и плохое, но это наша история, история нашей семьи и России. И поэтому мы как семейные портреты на стене. А русский народ не должен нас любить или наоборот ненавидеть. Это прошлое, это было. Но нельзя отказываться от истории, какой бы она не была».

 

На фотографии в заставке: Леонида Георгиевна, Владимир Кириллович, юный Георгий и Мария Владимировна. 1990 г. 

© Иван Матвеев, 2021
© НП «Русская культура», 2021