ПОДЕЛИТЬСЯ

За последнее время в семье Романовых сложилась хорошая традиция празднования 90-летнего юбилея. За все 300 лет правления династии ни один из Романовых не отметил своего 90-летия. В эмиграции такие крупные юбилеи становятся приятной нормой и доброй традицией. В сентябре 2012 года столь значимую дату отметил князь Николай Романович, став первым мужчиной в семье, достигшим такого почтенного возраста. В январе 2013 года 90-летие отметил князь Андрей Андреевич, внучатый племянник Императора Николая II. Сегодня он проживает в Калифорнии и является не только главой рода, но и старейшим членом семьи (князю 97 лет). В мае 2016 года своё 90-летие отметил князь Димитрий Романович, а буквально три месяца назад в Австралии практически вековой юбилей праздновала княгиня Джулия, вдова князя Михаила Андреевича.

15 июля в семье Романовых снова праздник. Своё 90-летие отмечает княгиня Свева, вдова главы рода Романовых князя Николая Романовича (1922–2014). Княгиня Свева вместе со своим братом-близнецом Манфреди родилась во Флоренции в семье графа Вальфредо делла Герардеска (1894–1953) и маркизы Николетты де Пикколлелис (1898–1970). Cо стороны матери княгиня Свева является внучкой известного итальянского музыканта и виолончелиста Оттавио де Пикколлесиса, чья семья владела роскошной виллой «Ройалс» во Флоренции. По отцовской линии княгиня принадлежит к старинному и знатному тосканскому роду графов делла Герардесок, из которого вышли феодалы, политики, кардиналы, святые католической церкви и военные. Самым известным представителем этого рода является граф Уголино делла Герардеска, свергнутый правитель Пизы, воспетый Данте в его бессмертной поэме «Божественная комедия». Отец самой княгини граф Вальфредо был крупным тосканским землевладельцем, занимался разведением скота и виноделием.

Интересна история имени будущей княгиня Романовой. Она была названа в честь Коррадино ди Свевиа, немецкого императора, родившегося в Ландшуте в 1252 году и умершего в Неаполе в 1268 году, чьим страстным поклонником был дед Свевы граф Герардо делла Герардеска.

Родовой герб графов делла Герардесок

Детство и юность княгини прошли в Тоскане и Флоренции. В январе 1951 года в Риме на одной из вечеринок она познакомился с молодым князем Николаем Романовичем, недавно вернувшимся из Египта и намеревавшимся найти работу в структурах ООН в Женеве. Разговорившись, молодые люди нашли общих знакомых. На следующий день после знакомства Николай Романович пригласил молодую девушку в кино, а ещё через день они отправились осматривать достопримечательности итальянской столицы. «Он приезжал на автобусе к моему дому и терпеливо ждал – вспоминала позднее Свева. – Потом мы гуляли по городу. И когда четыре дня спустя мама сказала, что нам пора возвращаться во Флоренцию, я воскликнула: “Мама, ты разрушаешь мою жизнь”!».

Вскоре Николай Романович решил жениться на итальянской графине, тем более, что его родители были не против этого брака. «Николай приехал к моему отцу просить моей руки. Мой строгий папа был настоящим представителем клана Герардеска – рассказывала Свева много лет спустя. – Уточнив, что наш род на несколько столетий древнее царской семьи Романовых. Он ответил: “Молодой человек, Вы, конечно, из прекрасной семьи. Но претендуете на мою дочь, даже не имея работы! Найдите вначале работу, а потом женитесь”. И мой будущий муж быстро нашел работу, у автомобильного концессионера Aston Martin. От карьеры в ООН ему пришлось отказаться».

В последний день 1951 года молодые люди оформили гражданский брак во Флоренции, а после окончания православного рождественского поста, 21 января 1952 года, в Архангело-Михайловской церкви в Каннах состоялась церемония венчания новобрачных. Этим браком род Романовы породнился с одной из старейших семей в Европе. Во время венчания невеста была в белом атласном платье, а её голову украшала тиара с россыпью цветов апельсинового дерева, символизирующая чистоту и превосходство. Фотографии с церемонии были помещены в модных итальянских и французских изданиях, включая OGGI и VOGUE, а статьи в итальянской прессе выходили под громкими заголовками «В Каннах состоялась свадьба века».

Княгиня Свева в день венчания

Венчание супругов в храме Архангела Михаила в Каннах

Церемония венчания. Один из свидетелей жениха – царь Болгарии Симеон II

После всех торжеств супруги поселились в Риме, где Николай Романович продолжал работать в автомобилестроительной компании. 4 декабря 1952 года у супругов родилась старшая дочь, названная Натальей. Через четыре года, 7 августа 1956 года, на свет появилась ещё одна дочь Елизавета, а 12 апреля 1961 года в семье родилась младшая дочь Татьяна. Несмотря на то, что девочки с рождения носили титулы русских княжон и принадлежали к роду Романовых, родители решили, что детям лучше дать чисто итальянское воспитание, поэтому в семье первым языком был итальянский, а русский язык и вовсе не звучал. Позднее Николай Романович рассказывал о своих дочерях: «Меня упрекают теперь мои три дочери, что я их не учил русскому языку. Но, вы знаете, русский язык – это не только язык. Это же надо и жить по-русски. Язык же — это как краска. А ведь мы не жили по-русски. Мы жили в Италии. Моя жена итальянка. Я работал в Риме. Я их не учил русскому языку, и они выросли итальянками. Но теперь они гораздо лучше понимают, что они наполовину русские. …Если бы у меня был сын, я бы его, наверное, воспитывал как Романова, а не как итальянца».

В 1955 году в результате автомобильной аварии трагически погиб брат княгини Свевы Манфреди делла Герардеска. Ещё раньше, в 1953 году умер тесть Николая Романовича граф Вальфредо, поэтому на семейном совете было принято решение, что князь займётся управлением семенным бизнесом своей жены – большой фермой недалеко от Тосканы. Неожиданно для себя русский князь стал итальянским фермером. Николай Романович с головой ушёл в сельское хозяйство. Он стал заниматься разведением скота, а именно кьяниной, выращивая породу белых коров, часть которых шла на продажу в Канаду. Эта порода коров получила широкую известность благодаря легенде, согласно которой после очередной победы Тиберий принёс в жертву Юпитеру Капитолийскому белого быка породы кьянина. Также на ферме производили неплохое сухое красное вино кьянти, которое шло на продажу в Европу и США. «Мы выращивали овощи, фрукты, делали вино. У нас были работники, а это значит, ответственность за них. Ох, какое сложное это было время – рассказывала спустя годы княгиня Свева. – В Италии тогда были популярны “левые”, а мэр нашей коммуны был коммунистом! Он все время вставлял Николаю палки в колеса – масса запретов, денежные поборы. Когда дети выросли, а мы состарились, мы сказали себе: “Все, выходим на пенсию”».

В 1982 году Романовы после долгих хлопот продали своё имение и переехали в Швейцарию. Ещё в 1978 году Николай Романович с женой по приглашению друзей гостили в альпийской деревушке Ружмон. Мягкий климат, красивые виды на горы, тихие соседи и, самое главное, никакой политики – это те вещи, которые привлекли Романовых в Швейцарии. Князь и княгиня решили, что свою старость они должны встретить именно в этой стране. В городке Ружмом Николай Романович вместе с супругой приобрели шато с видом на белоснежные вершины швейцарских Альп. В Ружмоне супруги обычно жили семь месяцев в году, чаще всего зимой, а летом они возвращались в Италию.

Княгиня Свева с князем Сергеем Платоновичем Оболенским. Русский Дворянский Балл в Нью-Йорке

Князь Николай Романович и княгиня Свева в Нью-Йорке

Супруги Романовы в Швейцарии

Князь Николай Романович, княгиня Свева и их внучка Николетта Романова – ныне известная итальянская актриса. 1998 г.

В конце 1980-х на родине Николая Романовича стали происходить колоссальные изменения. Страна постепенно открывалась всему миру, появилась надежда на возвращение. Однажды князя Романова пригласили на приём в ЮНЕСКО, где его познакомили с послом СССР в Швейцарии. Когда Николай Романович вернулся домой после приёма, супруга спросила, кто был на приёме, на что князь ответил: «Наш посол!». «Какой посол? Итальянский?» – спросила княгиня Свева? «Нет, наш, русский», – ответил Николая Романович, чувствуя, что Родина становится всё ближе.

В июне 1992 года, когда князю Николаю Романовичу стукнуло уже 69 лет, итальянские предприниматели, друзья Николая Романовича, решили взять его с собой в Россию в качестве гида, чтобы он рассказал о стране, занимавшей главное место в его жизни. Позднее княгиня Свева вспоминала о первой поездке домой: «Это было невероятное по эмоциональному накалу путешествие. Оно длилось три дня, и все это время Николай Романович не спал, чтобы ничего не пропустить. Мы отправились из Москвы в Санкт-Петербург на поезде. Я потихоньку наблюдала, как он сидел в купе, пожилой уже человек в футболке, и жадно смотрел в окно на лес, на поля, поселки, впитывая все образы, которые перед ним проносились. Так он уже в 70 лет открыл для себя эту великую страну, всегда занимавшую в его жизни центральное место».

В это же время князь Николай Романович стал главой рода Романовых. Это ответственная роль требовала большой работы внутри семьи, активного сотрудничества со СМИ, правительством России и общественными организациями. Во всем этом князю помогала своим словом и советом княгиня Свева. Николай Романович всегда подчёркивал, что «ни я, ни остальные Романовы не претендуем ни на что только на право быть вновь полезными России».

В 1998 году княгиня Свева отпраздновала свой день рождения в России. В этот день, ровно 22 года назад, князь Николай Романович устроил торжественный ужин в честь именинников – своей супруги и князя Михаила Андреевича, который также родился 15 июля, но на десять лет раньше. За общим столом собралась многочисленная семья, приехавшая из разных стран и континентов. Повод был печальный и в то же время торжественный: Россия после семи лет споров и противоречий хоронила многострадальные останки последней Императорской Семьи. Но именно в этот момент, как признавалась внучка княгини Свевы, ныне знаменитая итальянская актриса Николетта Романова, «мы вдруг осознали, что являемся большой семьёй. И годы изгнания нас не разделили».

В 2012 году супруги Романовы отметили юбилей – бриллиантовую свадьбу, 60 лет вместе – абсолютный рекорд для Романовых. «За все эти годы ни разу даже за завтраком у нас не было разговоров на какую-то банальную тему, – говорила княгиня Свева. – Мне выпало счастье выйти замуж за невероятно глубокого и неординарного человека. Но и ему повезло: много ли представителей имперских династий той эпохи женились по любви? Так что у нас нет повода роптать на ход истории».

К сожалению, в 2014 году князя Николая Романовича не стало. Последним подарком супругу стал венок в виде российского триколора. Цветы она выбирала сама – красные розы, синие фиалки, белые герберы. После похорон княгиня призналась: «Он был великолепным отцом и бесподобным мужем. Я любила его до беспамятства и пока не знаю, как справиться с его уходом. Я растеряна, потому что у меня нет больше дома. Он был моим домом. Благодарю Бога за то, что рядом мои дети. Они помогают мне держаться».

Сегодня княгиня Свева живёт в городке Болгери, в нескольких километрах к северо-западу от Рима. Эти земли когда-то принадлежали её предкам, и символично, что сегодня итальянская графиня по рождению, русская княгиня по браку вернулась туда, где начиналась слава рода Герардесок. Своё 90-летие княгиня Свева отметит в компании трёх дочерей, четырех внуков и шестерых правнуков.

Супруги Романовы с дочерями Наталией, Елизаветой, Татьяной и внуками Энцо-Манфреди, Николлетой, Николаем, Софией и Аллегрой

Княгиня Свева Романова

 

В заставке использована фотография Николая Романовича с супругой в Ружмоне. 2013 г.

© Иван Матвеев, 2020
© НП «Русская культура», 2020