ПОДЕЛИТЬСЯ

115 лет назад умерла её высочество княжна Наталия Константиновна. «Дорогой наш Натусик» – именно так в своих дневниках её называл любящий отец великий князь Константин Константинович. Судьба отвела ребёнку прожить на этом свете всего лишь два коротких месяца. Не сохранилось даже её прижизненной фотографии, – лишь посмертное фото, сделанное убитыми от горя родителями перед погребением дочери.

Княжна Наталия Константиновна появилась на свет 10/23 марта 1905 года в Мраморном дворце Санкт-Петербурга. В день рождения девочки «Правительственный Вестник» сообщал жителям Российской Империи радостную новость: «Её Императорское Высочество Великая Княгиня Елисавета Маврикиевна 10-го сего марта в 2 часа дня благополучно разрешилась от бремени дочерью, нареченной при святой молитве Наталией. Состояние здоровья Её Высочества, а равно Высоконоворожденной вполне удовлетворительно». Она стала восьмым ребёнком и второй девочкой в большой и разносторонней семье «Константиновичей». После рождения долгожданной дочери, счастливый отец писал известному юристу и правоведу Анатолию Фёдоровичу Кони: «Сердечно благодарю Вас, многоуважаемый Анатолий Фёдорович, как от имени жены, так и своего, за доброе Ваше сочувствие нашей радости по поводу появления восьмого ребёнка и второй дочери. В эти невыразимо грустные дни тяжких испытаний, разочарований, смуты, брожения и всеобщей и повсеместной расшатанности и бестолочи отрадно найти хотя б в родной семье покой и забвение. Надо быть бодрым, нельзя падать духом, должно верить в лучшее будущее, не поддаваясь малодушным сомнениям. Но всё же тяжело, и стыдно, и больно».

В письме к брату князю Иоанну Константиновичу старшая и до появления в семье «сестрицы Натуси» единственная дочь в великокняжеской семье Татьяна Константиновна по-детски наивно описывала момент появления на свет княжны Наталии Константиновны: «Какая радость! А помнишь ли моё письмо, в котором я писала, что может быть, скоро буду не единственная ваша сестра. Наталию мы будем называть не Наташа, а Натуся. Как Вам нравится это имя?.. Когда я хотела пойти здороваться с Мамá, Татьяна Васильевна мне сказала, что не велено ходить. Я сейчас же догадалась, в чем дело. Завтракали мы вдвоем. Все время я с нетерпением ждала, чтобы меня позвали вниз. Потом мы пошли гулять, и пошли к Спасителю. Это было как раз в 2 часа. По правде сказать, я думала, что маленькая уже на свете. Наконец после прогулки, меня позвал Папа, Фокин меня водил, и мы долго его переходили. Наконец, у Анмама, Пусь ко мне вышел. И какая радость! Сестрица. Тогда я поздравляла Анмама, побежала переодеваться в белое и сказать Татьяне Васильевне, и побежала через дежурную к Мамá… Подошёл Папа и принесли “милую сестрицу”, помнишь как у Аксакова? Маленькая душка! В четыре часа давали ей молитву. Я пошла за Георгием. Он был так мил, тыкал пальчиками в Натуськину головку и целовал. Вечером был торжественный молебен. Её поминали на ектеньях Высоконоворожденная Княжна Наталия Константиновна».

Крестины маленькой княжны состоялись 10/23 апреля в домовой церкви Мраморного дворца. Шла неудачная для страны русско-японская война, в столице нарастало напряжение. В крупных городах происходили стачки, гремели взрывы, на улицах убивали городовых и полицейских. В такой ситуации, из-за возможных провокаций со стороны революционеров, крещение пришлось проводить в узком семейном кругу, без присутствия Императора и Императрицы. Очевидцы вспоминали, что день крещения выдался на редкость холодным и сырым. Под конец ритуала даже пошёл сильный и мокрый снег. Многие решили, что это плохое предзнаменование.

Спустя месяц великий князь Константин Константинович с женой великой княгиней Елизаветой Маврикиевной уехали на отдых в своё подмосковное имение Осташево, куда вскоре пришло известие о том, что их маленькая дочь заболела. Встревоженные родители решили немедленно вернуться в Петербург, но врач по телеграфу сообщил, что причин для волнений нет. В действительности ребёнок заболел серьёзным менингитом, который быстро перетёк в острую форму. Местный врач уверял, что организм девочки крепкий и сможет одолеть недуг. Увы, он ошибся. Утром 10/23 мая 1905 года княжна Наталья Константиновна умерла. Поразительно, как короткая жизнь младенца была связана с числом 10, – рождение, крещение и смерть. Всё в одно число.

Посмертная фотография княжны Наталии Константиновны

Родители встретили новость о смерти дочери на берегу реки Руза. Великий князь и его жена с надеждой в сердце до последнего ждали телеграмму о выздоровлении дочери, а получили скорбную весть о смерти. В этот же день Император Николай II записал в своём дневнике: «Маленькая дочь Кости и Мавры Наталия скончалась сегодня». Через два дня, 12/25 мая 1905 года в Петропавловском соборе состоялось отпевание и погребение. Маленький гроб с телом княжны Наталии Константиновны опустили в склеп рядом с могилой её дедушки великого князя Константина Николаевича. Через год великий князь Константин Константинович запишет в дневнике: «…Год как скончалась наша Натуся… С утра, в 10-м часу поехали с Митей и 6-ю старшими детьми в город, в Петропавловский собор, где, стоя у украшенной белой сиренью и лилиями могилы малютки, слушали обедню». В 1911 году княжна Наталия Константиновна была перезахоронена в построенной рядом с собором Великокняжеской усыпальнице, где отныне должны были хоронить всех некоронованных членов Российского Императорского Дома. Могила княжны находилась у левого клироса, возле северного окна, рядом с дядей, дедом и бабушкой.

Семья никогда не забудет младенца, прожившего так мало времени на этом свете, безвременно уйдя в вечность. Великий князь Константин Константинович на страницах своих дневников будет до конца своих дней вспоминать дочь «Натусю». 10 марта 1907 года: «Покойной Натусе минуло бы два года…». 10 мая 1911 года: «Шесть лет как скончалась Натуся, служили панихиду над её мраморной гробничкой в Петропавловском соборе». В первую годовщину рождения дочери великий князь напишет стихотворение, посвящённое памяти младенца, ушедшего слишком рано из этой жизни, став, по словам отца, «нашим Ангелом на небесах»:

Угасло дитя наше бедное
В расцвете младенческих дней;
Все грезится личико бледное
Мне милой малютки моей.

Черты ее детски прекрасные
Не детскую думу таят,
А светлые, чистые, ясные
Смежились очи; их взгляд

Со строгостью, с грустью блаженною
Как будто во внутрь устремлен,
Лазурь созерцая нетленную
И ангельских сил легион.

‎Над гробом малютки склоненные,
На милые глядя черты,
Горюем мы, тайной плененные
Небесной ее красоты;

И плачем, бояся рыданьями
Смутить этот сон гробовой,
Стяжавшей земными страданьями
Бессмертия вечный покой.

Через год после смерти дочери в семье великого князя Константина Константиновича появился на свет последний ребёнок – долгожданная дочь княжна Вера Константиновна (1906–2001), ставшая большим утешением для родителей. В отличие от сестры, судьба уготовит ей долгую жизнь, зачастую полную трудностей и всевозможных лишений. Но это всё будет потом. В 1914 году у княгини Татьяны Константиновны и её супруга князя Константина Александровича Багратион-Мухранского на свет появится единственная дочь, которую назовут в честь рано ушедшей из жизни тёти – Наталией. После революции она также покинет России и всю жизнь проживёт в изгнании, никогда не забывая, в честь кого получила своё имя.

После падения монархии Великокняжеская усыпальница подвергнется разорению. Гробокопатели проникнут и в склеп к княжне Наталии Константиновне, но ничего ценного не найдут. В угаре борьбы с «царскими памятниками» мраморная плита на могиле княжны была разбита и полностью уничтожена. Позднее могилу покроют плиткой цвета шахмат, и склеп на протяжении полувека будет попираться всевозможными туристами. В марте 1993 года в ходе реставрационных работ могила княжны была вскрыта. 22 декабря 1994 года останки княжны были возращены на прежнее место в усыпальнице. Уже прошло четверть века с этого события, но могилу княжны Наталии Константиновны украшает лишь цементный пол. У города и музея истории Санкт-Петербурга, в чьём видении находится усыпальница, за столько времени так и не нашлось средств на восстановление поруганной революционерами плиты…

Внутренние убранство Великокняжеской усыпальницы. 1912 год

Много лет спустя, уже находясь в эмиграции, княжна Вера Константиновна рассказывала один интересный случай из своей жизни: «Кажется в 1952 году, в Нью-Йорке было заседание Синода в старом помещении на 77-й улице Вест, мы с владыкой Иоанном Шанхайским встретились и познакомились. В разговоре владыка спросил меня о том, была ли у меня еще маленькая сестра, умершая в младенчестве. “Да, – ответила я владыке, – как же Вы это помните?” Я-то, естественно, знаю, что младенец Наталия была на год старше меня: родилась в 1905 году, 10 марта, была крещена 10 апреля, скончалась от менингита 10 мая того же 1905 года. Владыка даже помнил, где она была похоронена, – в усыпальнице рядом с собором в Петропавловской крепости в Питере. Там же похоронены мой отец и его родители, и другие наши родственники. Храм построен крестом: от входа в левой нише (северной) под окном была похоронена малая Натуся. И это владыка знал». Так судьба незримо соединила умершую век назад Княжну и одного из величайших святых XX столетия архиепископа Иоанна Шанхайского и Сан-Франциского.

 

На фотографии в заставке: великий князь Константин Константинович и великая княгиня Елизавета Маврикиевна с детьми: Иоанном, Гавриилом, Татьяной, Константином, Олегом, Игорем и Георгием. 1906 год

© Иван Матвеев, 2020
© НП «Русская культура», 2020