ПОДЕЛИТЬСЯ

УШАКОВА, Прасковья Тимофеевна /Паша/. Паша принадлежала к совсем другому классу, чем все описанные мною женщины. Она была крестьянкой Московской губернии, из села Озёры, еще девочкой поступила в горничные к моей свекрови, Александре Никандровне Миллер, тогда жене подполковника, и прожила в семье до момента эвакуации из Новороссийска в 1921 году после смерти от сыпного тифа генерала Анатолия Ивановича Миллера, её барина. Эвакуация её разлучила с барыней, которая оказалась на Кипре, а Паша в Белграде. Там она работала сперва в семье Ильиных, начальника Красного Креста, затем была няней в Русском институте, а потом вырастила Алёнушку Муханову и с семьёй Мухановых очутилась в Америке, где и окончила свои дни в Нью-Йорке, о чём я узнала из трогательного объявления в газете, помещенного семьей её воспитанницы. Паша объехала почти кругом земной шар, с Миллерами она побывала, кроме Петербурга, в Крыму, Киеве, Смоленске, Хабаровске, Харбине, снова в Петербурге, Кишиневе и Новороссийске, откуда её увезли в Югославию, затем в каком-то лагере для беженцев после прихода большевиков в Югославию, кажется, в Мюнхене, откуда отправилась в последнее путешествие в Америку. Паша была малограмотна, писала плохо, любила читать божественное, и её любимой книгой были «Катакомбы» Евгении Тур, книга, читавшаяся постоянно. Набожна была весьма, блюла все посты. Но заслуга Паши в том, что она воспитала по-русски русских девочек и в институте, и Алёнушку Муханову. И как в течение долгих лет у Миллеров, так и у Мухановых, она была членом семьи, и радости и горести её хозяев были и её радостями и горестями.

 

© НП «Русcкая культура», 2019