ПОДЕЛИТЬСЯ

ТОЛЛИ, Ольга Владимировна, по мужу Костедоа. О её муже докторе К. я писала в очерке о «Жертвах нашего Времени», как он отказался подписать результат обследования преступления в Катыни, совершённого большевиками, которые убили тысячи пленных поляков. Хотя это было затеяно немцами, которые сами свершали подобные дела /Винница и др./, но преступление было сделано, а доктор К. так ненавидел немцев, что отказался признать эти убийства. Но это лишь вставка. О. В. была заслуженной сестрой русского Красного Креста. Её семья французского происхождения, они были киевскими жителями и эмигрировали после революции. О. В. была приятельницей А. В. Романовой, состояла также членом русского Красного Креста старой организации и работала вместе в А. В. Романовой. После смерти А. В. она, кажется, оказалась единственной русской старшей сестрой в эмиграции. О её работе я знаю мало, с ней была мало знакома, но слышала лучшие отзывы и от сотрудников, и от тех, кому она помогала своей работой.

 

ТОЛСТАЯ, Александра Львовна. О ней слишком много известно, чтобы мне ещё прибавлять что-либо. Есть лучшие источники. Могу лишь от себя сказать, что мы, русские женщины, можем лишь гордиться ею и преклоняться, что у нас такая сестра. История эмиграции её не забудет, да не только история эмиграции, а история вообще. Заветы своего великого отца она свято сохранила.

 

ТЭЙЛОР, Тамара Николаевна, рожд. Маркова /из известной семьи Марковых, писателей, педагогов, племянница известного члена Думы Маркова И. И./. Провела раннее детство в Персии /где работал её отец/, затем ей пришлось с матерью покинуть Россию, где она училась в советской школе до 13 лет, затем кончила университет в Бельгии. Знаток искусства и талантливая скульпторша. В Йоганнесбруге, где работал её муж англичанин /за которого она вышла в Персии, где жила ещё раз уже эмигранткой/, была членом русского кружка, но ушла, не желая принимать участие в интригах. Пела в церковном хоре. Сейчас с мужем живет в Капштадте. Хотя, собственно говоря, для русского дела мало делает, но в душе совершенно русская и никакой иностранной психологии не приобрела. У неё есть конспект событий её жизни в России при большевиках, в Персии, Бельгии и в Южной Африке и она обещала его переписать для Архива, надеюсь, что исполнит обещание.

 

© НП «Русcкая культура», 2019