ПОДЕЛИТЬСЯ

22 сентября исполнилось десять лет со дня смерти одного из самых необычных представителей рода Романовых в эмиграции – князя Михаила Андреевича Романова. Большую часть своей жизни он провёл в далёкой и экзотической Австралии. Князь крови императорской, лейтенант ВВС Великобритании и приор православного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского – все эти титулы и звания принадлежали Михаилу Андреевичу. Однако многим он запомнился не помпезностью своих званий, а застенчивой простотой, удивительной скромностью, искромётным юмором и утонченным романовским шармом.

Михаил Андреевич появился на свет 15 июля 1920 года в Версале в семье князя Андрея Александровича и княгини Елизаветы Фабрициевны. Через несколько дней после рождения внука счастливая бабушка Великая Княгиня Ксения Александровна писала своей подруге Александре Оболенской: «У меня внук – Михаил, большая радость – и Андрюша в восторге. Они живут в Versailles, и я поеду на крестины, но сначала вернусь в Англию и возьму с собой Василия».

Великая Княгиня Ксения Александровна с внуком Михаилом. Архив князя Д. П. Чавчавадзе

Через несколько месяцев после рождения старшего сына семья Михаила Андреевича переехала в Великобританию, поселившись в доме Великой Княгини Ксении Александровны в Виндзоре, где и прошло детство и юность князя. Михаил Андреевич воспитывался под строгим присмотром бабушки и матери всецело в русском духе и православных традициях. Первым языком Михаила Андреевича стал русский. На родном языке он разговаривал с родителями, братьями и немногочисленными русскими друзьями из числа аристократических семей, осевших после революции в Лондоне. Вторым языком стал английский, которым князь овладел в совершенстве.

Князь Михаил Андреевич (слева) с сестрой Ксенией, братом Андреем и кузеном Никитой. Виндзор, 1930-е годы

Михаил Андреевич помнил, как в гости к его бабушке приезжали король Георг V и королева Мария, но больше всего из своих британских родственников он любил принцессу Викторию, младшую сестру английского монарха. Она привозила с собой горы сладостей для своих «маленьких русских родственников». В 1936 году Георг V скончался, и жизнь Романовых вновь перевернулась. Позднее Михаил Андреевич вспоминал о тех далёких днях: «Нас всё ещё приглашали время от времени в Букингемский дворец, но мы теперь стали простой бедной роднёй». В 1937 году князь вместе с родными был вынужден переехать из Виндзора в Хэмптон-Корт, а через год он принял британское гражданство, до этого имея лишь паспорт апатрида Нансеновского образца. Когда Михаилу Андреевичу исполнилось семь лет, он поступил в Виндзорский королевский колледж, после которого он учился в Лондонском институте инженеров аэронавтики.

В 1939 году институт посетил британский репортёр газеты «Air Mail», который взял интервью у «молодого Романова». «Я здесь, чтобы учиться аэронавтике – с улыбкой сказал Михаил Андреевич журналисту. – Мне нравится эта работа. Я занимаюсь в институте с октября и через полтора года смогу пройти практику в Брукленде. Мне особенно нравятся мои товарищи, для которых я один из них, мы равные. Для них я молодой Романов, и мне нравится работать и играть с ними, я ещё никогда не был так счастлив в своей жизни». В 1942 году институт был с отличием окончен, но в мире уже вовсю бушевала Вторая Мировая война.

Лейтенант ВВС Великобритании Михаил Романов

Лейтенант Михаил Романов (в центре) вместе со своими сослуживцами в Австралии. 1945 год. Архив княгини Джулии Романовой

Получив образование, Михаил Андреевич поспешил на фронт, где служил лейтенантом добровольческого резерва ВВС Британского военно-морского флота. В основном его служба проходила на Тихом Океане. После окончания войны с Японией в сентябре 1945 года, князь был отправлен в Австралию для демобилизации. Из-за трудного финансового положения, и не желая оставаться в Британии бедным родственником королевской семьи, Михаил Андреевич решил осесть на загадочном Зелёном континенте и начать новую жизнь. В Сиднее князь работал инженером в авиационной индустрии, в фирме по продаже самолётного оборудования, а позднее стал работать резчиком по дереву. Михаил Андреевич вёл тихую и скромную жизнь. Его коллеги даже не догадывались, что работают с потомком российских императоров и ближайшим родственником британской королевы. Сам он никогда не выставлял свою родословную на показ. Михаил Андреевич, как истинный моряк, любил море, подолгу проводил время на сиднейском пляже, устраивая заплывы на дальние дистанции. По вечерам князь мог позабавить своих друзей игрой на балалайке. Родные вспоминали, что у Михаила Андреевича был идеальный музыкальный слух.

Михаил Андреевич в 1947 году

В феврале 1953 года Михаил Андреевич в Сиднее женился на Джил Мерфи. Девушка владела магазином одежды в Роуз Бэй, пригороде Сиднея. На церемонию собралось около ста русских эмигрантов, проживавших в Австралии, включая и монархистов, тепло поздравлявших молодых. Джил Мерфи сказала, что «никогда не думала быть княгиней», добавив, что всегда будет просто госпожой Романовой. Но брак оказался неудачным и продлился чуть больше полугода. В сентябре 1953 года супруги развелись. Через год князь женился на Ширли Элизабет Крамонд. Родом из Брисбена, Ширли закончила балетную студию в Сиднее и до замужества выступала на сцене. В 1983 году она умерла от рака. В браке супруги не имели детей. В июле 1993 года в Сиднее Михаил Андреевич женился на Джулии Креспи, которая стала верным другом и помощником князя до конца его дней.

Княгиня Джулия родилась в 1930 году в Милане. Её семья была тесно связана с изобразительным искусством. Отец Джулии Джузеппе Креспи был пейзажистом, брат – художником-аниматором, а сестра стала известным в Великобритании иллюстратором детских книг. Переехав после Второй Мировой войны в Австралию, Джулия занималась продвижением австралийского искусства в Европе, работала арт-критиком, арт-дилером и даже возглавляла Центр скульптуры в Сиднее.

Джулия Креспи-Романова. 1960-е годы. Архив княгини Джулии Романовой

Князь Михаил Андреевич познакомился со своей супругой уже в зрелом возрасте. Сегодня Джулия с юмором вспоминает свою первую встречу с князем. Знакомство произошло на пляже, но Михаил Андреевич и Джулия не очень заинтересовались друг другом. Однако их общая подруга решила, что они идеальная пара и обязательно должны быть вместе. Недолго думая, она организовала в честь Михаила и Джулии вечеринку с огромным количеством русской водки. Через пару месяцев они снова встретились на пляже, и Михаил Андреевич рассказал Джулии, что в газете появилась статья неизвестного молодого итальянца, который объявил себя незаконнорождённым сыном Михаила. Его фамилия была Боттичелли, но вскоре выяснилось, что самозванец время от времени просто любил менять своё имя, объявляя себя потомком известных персон. Тем не менее, на этой почве завязалось общение Михаила Андреевича с Джулией и они стали очень близки, а затем решили соединить свои судьбы.

Начало 1990-х годов резко изменило жизнь князя. На его родине происходили колоссальные перемены, после которых князь не мог оставаться в стороне. В интервью австралийским СМИ в августе 1992 года Михаил Андреевич завил, что был рад увидеть падения советского режима, отметив, что «большевизм от А до Я являлся великим злом». Но в перспективе возрождения монархии в России Михаил Андреевич сомневался, заявив австралийскому журналисту: «лишь русский народ должен это решить, и никто более». Михаил Андреевич всю жизнь мечтал побывать там, где он должен был родиться, провести детство и прожить счастливую жизнь. Мечта осуществилась лишь в июле 1998 года, когда вместе с супругой он посетил Санкт-Петербург, чтобы принять участие в церемонии захоронения останков Императорской Семьи и их верных слуг.

В 1992 году в жизни Михаила Андреевича произошло ещё одно значимое событие. Он стал протектором Мальтийского ордена православных рыцарей Святого Иоанна Иерусалимского, а в 2006 году был выбран в качестве Великого Приора Ордена. До того как занять столь высокий пост, князь жил очень скромно и не привлекал к себе никакого внимания, но теперь его жизнь кардинально изменилась. Он стал много путешествовать, выступать на различных мероприятиях, активно работать с русской эмиграций, помогать нуждающимся и открывать отделения ордена по всему миру, в том числе и в России.

Князь Михаил Андреевич вместе с супругой в мантиях Ордена Святого Иоанна Иерусалимского. Архив княгини Джулии Романовой

В 2001 году в России началось обсуждение возможности переноса из Дании праха Императрицы Марии Фёдоровны в Петропавловский собор Санкт-Петербурга. Движущей силой в процессе стал князь Николай Романович, тогдашний глава рода Романовых. Но поскольку Мария Фёдоровна не оставила письменного завещания о своей посмертной воле, а сам Николай Романович не являлся прямым потомком императрицы, то для щепетильных датчан важно было мнение потомков Государыни. К тому моменту времени Михаил Андреевич был старшим среди правнуков Императрицы. В 2001 году он написал письмо в адрес Президента России, выразив своё мнение по поводу грядущего перезахоронения: «Как старший из внуков Великой Княгини Ксении Александровны я просил моего кузена князя Николая Романовича, главу Дома Романовых, передать Вам и моё желание, чтобы моя прабабушка была бы похоронена в надлежащем ей месте, и по её желанию, рядом с гробом ея мужа Императора Александра III. Все мы желаем это, и таким образом все мы, члены исторического Российского Императорского Дома, будем иметь радость, благодаря Вашему решению, достичь осуществления этого нашего желания». Перезахоронение состоялось в сентябре 2006 году. Михаил Андреевич вместе с женой вновь побывал в Петербурге, но для него эта поездка на Родину оказалась последней.

На церемонии перезахоронения останков Императорской Семьи. 1998 год

В мае 2007 года князь был избран заместителем председателя Объединения членов рода Романовых, оставаясь на своём посту до конца своих дней. В июле 2008 года Михаилу Андреевичу исполнилось 88 лет. Собравшиеся в одном из сиднейских ресторанов друзья князя тепло поздравляли виновника торжества, желая ему крепкого здоровья и долголетия. Княгиня Джулия рассказала, что в китайской науке цифра 88 – одна из самых счастливых. Никто в тот момент даже не мог предположить, что это последний день рождения князя.

Официальное фото князя Михаила Андреевича. Архив княгини Джулии Романовой

Смерть пришла неожиданно. В сентябре 2008 года Михаил Андреевич случайно поскользнулся у себя дома и упал с лестницы, получив тяжёлую травму. Его срочно госпитализировали, но спасти не смогли. 22 сентября потомок российских Императоров скончался в хосписе для безнадёжно больных пациентов в одной из клиник Сиднея от болезни почек. Перед смертью Михаил Андреевич успел исповедаться и причаститься.

Прощание с Михаилом Андреевич прошло 30 сентября 2008 года. На отпевании в кафедральном соборе Русской Зарубежной Церкви в Австралии собралось около ста человек. Возле гроба, который был покрыт русским трёхцветным флагом, стоял почётный караул из потомков русской белой эмиграции. Отпевание возглавил митрофорный протоиерей Михаил Протопопов. Служба велась на русском и английском языках. Также с Михаилом Андреевичем простились и в старейшем англиканском храме Сиднея в честь Святого Джеймса. Службу возглавил епископ Ричард Нурфорд, являвшийся прелатом Суверенного православного ордена Святого Иоанна Иерусалимского. В церкви звучали церковные песнопения, органная музыка, даже был исполнен гимн «Коль Славен». Похоронили Михаила Андреевича на греческой православной секции большого восточно-сиднейского кладбища Ботани. Место погребения выбрала его жена княгиня Джулия, – возле лужайки, неподалеку от небольшого живописного искусственного пруда.

Княгиня Джулия Романова на похоронах мужа

Сегодня могилу Михаила Андреевича украшает каменный православный крест, на котором выбита символичная надпись – «родился в Версале, умер в Сиднее». Князь Михаил Андреевич прошёл долгий жизненный путь, длиной практически в век. Один из его близких друзей после похорон признался: «Он был человеком глубокой веры, традиции и чести. Он всегда был готов проводить время с людьми и помогать нуждающимся. Его любовь к России и Австралии была огромной».

В заставке использована фотография князя Михаила Андреевича 1992 года

 

© Иван Матвеев, 2018
© НП «Русская культура», 2018