ПОДЕЛИТЬСЯ

6 мая исполнилось 115 лет со дня рождения князя Георгия Константиновича, шестого и самого младшего сына Великого Князя Константина Константиновича и Великой Княгини Елизаветы Маврикиевны. Он не был ни выдающимся представителем семьи, ни видным деятелем русской эмиграции. Прожив короткую жизнь, всего 35 лет, князь запомнился многим своим шармом и готовностью помочь любому нуждающемуся. Близкие отмечали, что революционные потрясения очень сильно повлияли на душевное состояние Георгия Константиновича. Находясь в кругу друзей и родных, он часто признавался, что не хочет жить и умрёт молодым. Никто из окружающих не подозревал, что слова князя окажутся пророческими.

Князь Георгий Константинович на руках у отца Великого Князя Константина Константиновича

Георгий Константинович появился на свет в Мраморном дворце 23 апреля/6 мая 1903 года в день великомученика Георгия Победоносца, в честь которого он и был назван. «Ровно в 9 часов, когда бедная жена ожидала наступления самых больших страданий, появился и закричал мальчик, наш дорогой маленький Георгий, – писал в своём дневнике счастливый отец. – Жене не верилось, что это случилось так скоро и сравнительно безболезненно. Мальчик, собственно говоря, недоношенный – ему следовало появиться самое ранее 10 мая, но, тем не менее, хотя небольшой, но крепкий, полненький… Девять лет не испытывал я счастья держать на руках крошечное создание, говоря себе, что это наш сын. Не по заслугам и не по грехам мне такая Божия милость и такое счастье».

Князь Георгий Константинович с сестрой княжной Верой Константиновной. 1909 год

Крещение князя Георгия Константиновича состоялось в Мраморном дворце 29 мая/11 июня 1903 года. В торжественной церемонии приняли участие юнкера Павловского училища, занявшие почётный караул во время крестин правнука Императора Николая I. На церемонию съехалась почти вся Императорская Семья, за исключением Императрицы Александры Фёдоровны, которая была больна и решила на крестинах не присутствовать. Император Николай II прибыл в мундире Преображенского полка, а Вдовствующая Императрица Мария Фёдоровна поразила всех присутствующих красивым белым атласным платьем, поверх которого была надета Андреевская лента ярко голубого цвета. Восприемниками младенца стали князь Иоанн Константинович и княжна Татьяна Константиновна – брат и сестра новокрещённого. Согласно традиции, родители не присутствовали на самой церемонии крещения, находясь во время обряда в соседней комнате. Маленького Георгия на парчовой подушке в домовую церковь Мраморного дворца внесла графиня Анна Егоровна Камаровская, гофмейстрина двора Великой Княгини Александры Иосифовны, бабушки князя. Во время обряда младенец очень сильно кричал, но после своего первого причастия, к которому он был поднесён Императрицей-Матерью, быстро успокоился и сразу же уснул.

Детские годы Георгия Константиновича по большей части прошли в Павловске и в подмосковном имении Великого Князя Константина Константиновича Осташево. Ближе всех по возрасту к князю была его младшая сестра княжна Вера Константиновна, которая появилась на свет в 1906 году, став последним ребёнком в семье Великого Князя Константина Константиновича. Друзьями по детским играм и многочисленным шалостям Георгия и Веры были младшие дети Государя – Великие Княжны Мария Николаевна и Анастасия Николаевна, а также Цесаревич Алексей Николаевич. Вместе они бегали по саду, играли в прятки и теннис, а также катались на велосипедах по длинным коридорам Павловского дворца. «Милые мои мама и папа… Сегодня у меня были Мария и Анастасия, пили чай и играли, Георгий был тоже с нами, – писала шестилетняя княжна Вера Константиновна родителям в Египет. – Георгий и я были индейцами, а Мария и Анастасия морскими офицерами, они нас брали в плен, а мы от них убегали». Юный Георгий очень любил лошадей и уже в возрасте девяти лет стал неплохим наездником. Привязанность к лошадям передалась ему от дяди Великого Князя Дмитрия Константиновича, владевшего под Полтавой конным заводом, где разводились лучшие рысаки на юге России. Уже в юности у князя проявился большой талант к рисованию, но революция помешала Георгию Константиновичу развить профессиональные навыки в искусстве. В музее Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле сегодня хранится альбом с юношескими рисунками князя. Эта семейная реликвия была передана музею княжной Верой Константиновной в 1984 году.

По давней семейной традиции, в возрасте десяти лет Георгий Константинович был зачислен в кадетский корпус и попал в Орловско-Бахтинское отделение кадет, но учился он дома в Павловске, лишь раз в год для сдачи экзамена приезжая в Орёл. Великий Князь Константин Константинович мечтал, что его младший сын станет морским офицером, тем самым продолжит традицию семьи, посвятит себя Императорскому Флоту, но неспособность Георгия Константиновича к точным наукам и грянувшая революция помешали осуществиться этим грандиозным планам. В отличие от всех своих старших братьев, Георгий Константинович даже не успел стать знаменщиком в кадетском полку и отслужить в действующих войсках.

Во время работы в магазине Сакса. 1930-е гг. Нью-Йорк

После крушения монархии и всех перипетий Георгий Константинович вместе с матерью, сестрой Верой Константиновной и племянниками в ноябре 1918 года выехал в Швецию, а затем с семьёй переехал в Бельгию. Революция очень сильно подействовала на его психику, часто в семейных разговорах он признавался, что ему не хочется жить, и он желал бы умереть молодым. В 1923 году, чтобы не стеснять мать в средствах, Георгий Константинович переехал в Лондон, где устроился на работу в фирму по внутренней декорации домов. Имея скромное жалование, он просил Великую Княгиню Елизавету Маврикиевну не присылать ему никаких денег, иногда ему самому удавалось отправить какую-нибудь скудную сумму матери в Германию. Всю свою жизнь князь Георгий Константинович старался не вмешиваться во внутрисемейные склоки. Когда в 1924 году Великий Князь Кирилл Владимирович объявил себя российским Императором, с чем не согласилась часть Императорской Семьи, включая и старшего брата Георгия Гавриила Константиновича, князь решил остаться в стороне и не выступать в печати со своим мнением по наболевшему вопросу. В письме к брату он писал: «Что же касается поступка Кирилла – не считаю справедливым написать о нём Её Величеству и Дяде Николаше, во-первых, по моему малолетству, во-вторых, по неимении достаточного времени заниматься политикой и поступками главы семейства. Вопрос этот слишком важен и сложен, чтобы на него отвечали и мы!».

Князь Георгий Константинович

В 1929 году Георгий Константинович отправился с друзьями в США. Он предполагал, что пробудет в гостях всего три месяца, но, узнав о докатившемся эхе великой депрессии до Европы, решил остаться в Америке. В Нью-Йорке князь работал в различных отраслях, сначала в страховой компании, затем в магазине Сакса, где продавал антиквариат и старинную мебель. Вскоре Георгий Константинович сделал неплохую карьеру, устроившись импресарио в концертное бюро Ж. Ж. Венсента, где добился трудного в американских условиях положения компаньона фирмы. В августе 1938 года по пути из Нью-Йорка в Ньюпорт у Георгия Константиновича случился резкий приступ аппендицита. Ему сделали две операции по удалению слепой кишки, но из-за запоздалой врачебной помощи ему пришлось пролежать в больнице долгих два месяца. В это время рядом с князем находилась его троюродная сестра княгиня Нина Георгиевна с мужем князем Павлом Александровичем Чавчавадзе. В октябре Георгий Константинович пошёл на поправку, и многим казалось, что болезнь потихоньку отступает. Князь Гавриил Константинович писал брату в письме от 6 октября 1938 года: «Радуюсь, что тебе лучше. Надеюсь, что ты теперь меньше страдаешь, и что ты скоро совсем поправишься… Боюсь, что ты давно не причащался. Советую тебе это сделать, и чем скорее, тем лучше, а то, смотри, не наказал бы тебя Бог ещё сильнее». Переживания за брата нашли своё отражения в письмах Гавриила Константиновича к сестре Вере Константиновне, в ноябре того же года он писал: «Сердечно благодарю тебя за то, что сообщаешь мне сведения о бедном Георгии, и не забываешь своего старшего брата. Не скрою от тебя, что думаю, что его положение весьма и весьма серьёзное, и что я ко всему приготовлен. Надеюсь, что он приобщился, хотя боюсь и почти уверен, что он этого не сделал. Мне кажется, что он далёк от церкви, и подле него нет никого, кто бы его наставил на путь истины».

В это время состояние Георгия Константиновича резко ухудшилось, врачи констатировали у него тяжёлую форму пневмонию с осложнениями. Врачи несколько дней боролись за его жизнь, но уже ничего не смогли сделать. Утром 7 ноября 1938 года князь Георгий Константинович скончался в Пост-Дипломном госпитале в Нью-Йорке. Получив телеграмму о смерти брата, князь Гавриил Константинович написал сестре Вере Константиновне: «Как грустно и тяжело. Но, да будет воля Господня. Я, одевшись, пошёл в церковь и отслужил панихиду. В церкви это печальное известие произвело большое впечатление». Отпевание Георгия Константиновича состоялось в храме Христа Спасителя на 121 улице в Нью-Йорке. На церемонию прощания собралось несколько сотен человек из числа русской эмиграции в Америке. Из родственников на отпевании присутствовала Великая Княгиня Мария Павловна, специально приехавшая на прощание из Чикаго, княгиня Нина Георгиевна с мужем и её сестра княгиня Ксения Георгиевна. В этот же день Георгий Константинович был похоронен на кладбище Маунт Оливетт, в штате Нью-Йорк. Спустя девятнадцать лет, в ноябре 1957 года, княжна Вера Константиновна перезахоронила останки брата на русское кладбище Успенского Ново-Дивеевского монастыря в городе Нануэт, штат Нью-Йорк.

© Иван Матвеев, 2018
© НП «Русская культура», 2018