ПОДЕЛИТЬСЯ

Любовные страсти не обошли стороной и семью Великой Княгини Ксении Александровны. Головокружительный роман, завязавшийся между её старшим сыном князем Андреем Александровичем и молодой герцогиней Елизаветой Сассо-Руффо, быстро приобрёл матримониальный характер, и, если бы не падение монархии, мог бы вызвать скандал в обществе и «царственный гнев» Государя на племянника. Но к тому моменту российская монархия была ликвидирована, а разбушевавшиеся страсти стали внутрисемейным делом Романовых.

Великая Княгиня Ксения Александровна со старшим сыном Андреем. Последнее мирное лето 1916 года

Елизавета Фабрициевна Сассо-Руффо появилась на свет 27 декабря 1886 года (08. I.1887 г. по н. с.) в харьковском имении Знаменское, принадлежавшем её деду по материнской линии князю Александру Мещерскому. Её отец высокородный герцог Фабрицио Сассо-Руффо, князь Сан-Антимо являлся потомком знатного итальянского аристократического рода, владевшим в прошлом Баньярой, землёй, уютно раскинувшейся на юге Италии. Мать — Наталья Александровна Мещерская была дочерью князя Александра Васильевича Мещерского, на протяжении долгого времени занимавшего пост московского губернского предводителя дворянства. Помимо Елизаветы или Эльзы, как её называли родные, в семье воспитывалось ещё две дочери — старшая Мария или Маруся и средняя Ольга.

Большую часть своего детства Елизавета провела на родине отца в Италии, изредка приезжая в гости к своему деду в Россию. Она получила частное классическое итальянское домашнее образование. Её родным языком был итальянский, на котором она разговаривала с отцом. Но и русский язык в семье не забывали, дети общались с матерью исключительно на её родном языке. Однажды, находясь в Санкт-Петербурге, Елизавета встретила молодого человека эстляндского происхождения, ротмистра Александра Александровича Фридерици, родившегося в Павловске в 1878 году, выпускника Пажеского Корпуса, адъютанта Великого Князя Бориса Владимировича и героя Русско-японской войны. Молодой офицер быстро завоевал сердце юной герцогини и вскоре сделал Елизавете предложение, которое было с радостью принято. Родители невесты дали своё благословение на брак дочери. Свадьба состоялась 17 января 1907 года в Царском Селе. Поселились супруги в Павловске, в родовом доме Фридерици.  Уже на следующий год в семье появился мальчик, названный в честь отца Александром, а ещё через год родилась дочь Елизавета, получившая своё имя в честь матери. В 1910 году неожиданно для всех умирает мать Эльзы, а спустя год в Великобритании скоропостижно скончался её отец герцог Фабрицио Сассо-Руффо.

Елизавета Фабрициевна Сассо-Руффо

Александр Фридерици в 1912 году был произведён в полковники и вскоре стал командовать эскадроном, но именно в этот период между супругами произошёл разрыв, они стали жить отдельно, хотя развод не оформляли. Зимой 1916 года в Петрограде Елизавета впервые встретила молодого князя Андрея Александровича, старшего сына Великого Князя Александра Михайловича и Великой Княгини Ксении Александровны. Юный отпрыск Российского Императорского Дома был младше Эльзы на десять лет, и только начинал делать военную карьеру. К моменту знакомства с Елизаветой он уже успел отслужить корнетом, а незадолго до революции был произведён в чин лейтенанта в Кавалергардском полку.

Андрей с братьями в Петрограде. Начало 1916 года. В этот период своей жизни он познакомился с Елизаветой

Позднее сама Елизавета писала, что между ней и Андреем изначально не было никаких романтических отношений, лишь дружба. Но по Петрограду вскоре поползли слухи, что племянник Императора завёл роман с замужней женщиной, которая старшего его на десять лет и имеет двоих детей. Великий Князь Александр Михайлович решил написать письмо Эльзе, где просил рассказать ему правду, что происходит между ней и его старшим сыном. В ответ Елизавета отправила письмо, в котором призналась, что с Андреем они только друзья и просила «не верить ничему непристойному, что может быть сказано обо мне и о нём». Запечатав конверт и отправив письмо, Эльза поняла, что любит Андрея. Позднее она писала Александру Михайловичу: «Я почувствовала, что слишком увлеклась вашим сыном, и, осознав, что мои чувства растут день ото дня, я решила уехать в Италию. И я поехала, как вы сами знаете, в Киев попросить моего мужа помочь мне деньгами. Я провела там ужасное время, не получив желаемого результата, поэтому я вернулась в Петроград, чтобы выручить немного денег за свои вещи и уехать как можно быстрее».

Лейтенант Императорской Армии Андрей Александрович (слева) вместе с братом Фёдором Александровичем. 1917 год

После пережитых потрясений Елизавета заболела тяжёлой формой пневмонии. Общество её осуждало, поэтому она решила уехать в Финляндию с твёрдым намерением больше никогда не видеть Андрея. Но неожиданно до неё дошли новости об убийстве Распутина, и кто-то из её друзей сообщил, что Андрей был замешан в заговоре против «друга» Императорской Семьи. Она немедленно поспешила в столицу, при этом ещё не оправившись от серьёзной болезни и чувствуя жуткую слабость. Приехав в Петроград, она снова почувствовала себя плохо, врачи определили, что у неё повторная пневмония. Узнав о тяжёлом состоянии Эльзы, Андрей тут же приехал к своей возлюбленной. Позднее она писала: «Во время моей болезни, когда я была очень плоха, Андрей сказал, что любит меня и всегда любил, но понял это только тогда, когда чуть не потерял меня. Я ответила, что люблю его тоже, но что мы не созданы друг для друга, потому что я старше его и замужем, да и к тому же слишком бедна в сравнении с ним. Он ответил, что раз я люблю его, то это единственное, что он хочет знать».

Через два месяца, в Петрограде произошла Февральская революция. Монархия была свергнута, и ради безопасности Андрей с матерью и братьями уехал в Крым, где ещё не так чувствовались последствия революционной анархии и произвола, как в центральной России. Вскоре Андрей написал Елизавете письмо с просьбой приехать к нему в Крым. Она всё бросила и вместе с детьми поспешила к нему. Елизавета попросила отца Андрея сдать ей небольшой домик возле маяка, но Александр Михайлович резко отказал, сославшись на слухи, которые начали распространяться ещё в Петрограде.

Романовы под домашним арестом в Ай-Тодоре. Крайний справа  Андрей Александрович

Наступила осень, и в столице произошёл вооружённый переворот, власть захватили большевики, а в Крыму началась настоящая анархия. Спасение пришло от немцев, которые в апреле 1918 года оккупировали Крым. Романовы уцелели, но время всё равно было беспокойным. Андрей стал настаивать, чтобы Эльза как можно скорее развелась со своим мужем. Влюблённые понимали, что все вокруг настроены против них, и пожениться им не разрешат. Но они не оставляли надежды.

В апреле 1918 года в одном из частных писем Великому Князю Александру Михайловичу Елизавета писала: «Когда я приехала, он умолял меня развестись, но я ещё медлила по тем же причинам. Сейчас он снова попросил меня об этом, и я подумала: наша любовь прошла через достаточно большие испытания. Мы были на месяцы разлучены и, встретившись, обнаружили, что наши чувства остались прежними. Он больше не богат, поэтому одна из причин отпала. Что касается того, что я старше, это не так уж страшно, если он любит меня такую, как есть, и я люблю его больше жизни, потому что знаю, что для меня нет жизни без него и единственная моя цель — это его счастье. Поверьте мне, Александр Михайлович, я не из тех женщин, которые бросаются такими словами, не понимая их значения. Да, я люблю вашего сына настолько сильно, что решительно нет в мире ничего, чего бы я не сделала во имя его счастья. Поэтому, когда я пришла к убеждению, что его счастье в нашем браке, я написала своему мужу и попросила дать мне развод. Он ответил, что если моё счастье зависит от развода, он не может препятствовать этому. Но я чувствую, что не смогу пройти через этот развод, не рассказав вам всю правду. Повторяю, я хочу быть честной с вами, поэтому я и пишу это письмо».

Родители Андрея и слышать не хотели, чтобы их старший сын женился «на этой женщине». Сандро считал, что Елизавета не пара для его сына. Но Эльза упорно разбивала все аргументы своего будущего тестя: «Я знаю всё, что вы скажете против того, чтобы я стала женой Андрея. Во-первых, что я старше. Это правда, мне уже 28, и я буду разведённой. Но я никогда и не скрывала свой возраст. И Андрей говорит, что любит меня такую как есть, и часто подобные браки счастливее других. Во-вторых, я не богата. Это не правда. Когда я получу все свои деньги, мой капитал составит 200 000 рублей. Но “любовь лучше богатства”, — как сказал Оскар Уальд, а мы любим друг друга. Что касается моей семьи, я думаю, что вы не найдёте каких-либо возражений по этому поводу —Руффо— старинный и знаменитый род. Насчёт того, что я веду двойную игру, мне кажется, я доказала, что это не так. Я прожила здесь год, ведя одинокую жизнь отшельницы, лишь только ради счастья видеть Андрея несколько часов в день, разрывая своё сердце в полном одиночестве остальную часть времени».

Княгиня Ирина Александровна — единственная дочь Великого Князя Александра Михайловича и Великой Княгини Ксении Александровны 

Неожиданно против Елизаветы выступила сестра Андрея княгиня Ирина Александровна. Она написала резкое и довольно грубое письмо Эльзе, где обвинила её в том, что она «хочет устроиться поудобнее, и её слова о любви только слова и она не верит в искренность этих чувств». «Я подвергалась насмешкам со стороны Юсуповых и их окружения только во имя моей любви, — с горечью писала Елизавета. — Да и много других вещей я вынесла и готова вынести гораздо больше и получить столько насмешек, сколько пожелает этот мир, пока Андрей любит меня». Позднее Феликс Юсупов, муж Ирины Александровны, навестил Елизавету, где признался, что ни он, ни его жена Ирина, не настроены против неё, но они не могут увидеться с ней из-за Великой Княгини Ксении Александровны, матери Андрея, не любившей Эльзу.

Великая Княгиня считала Елизавету авантюристкой, которой нужны лишь деньги и титул, не более того. Ксению Александровну не устраивало всё,к тому же она была уверена в правдивости распространяющихся слухов на счёт корыстных целей Елизаветы. В одном из писем Эльза пыталась опровергнуть домыслы,заполнившие весь Петербург. В отчаянии она писала: «Хотя мой первый брак был несчастливым, я ничего ни у кого в своей жизни не просила, и хотя много чего гадкого сказано обо мне, я могу смотреть прямо в глаза всему миру. А что касается того, чтобы сделать выгодную партию, если бы я была женщиной, любящей только деньги, я бы их сделала сколько угодно. В меня влюблялись и предлагали это неоднократно. Но единственное, во что я верю в жизни, — это любовь. И почему я должна отказываться от единственного счастья, которое Бог, наконец, послал мне. Когда я понимаю, что могу сделать Андрея счастливым, тем более, что он доказал мне, насколько искренняя и как глубока его любовь ко мне, я не знаю и не хочу знать, сколько денег я буду иметь. Его деньги будут его деньгами; для своих личных нужд я буду обходиться как-нибудь своими собственными, так, как я всегда и делала, тем более, если учесть то, что я предприму, как только в Петрограде восстановится порядок. Я продам мой дом, обстановку и вещи и смогу воспользоваться всеми своими деньгами и постараюсь никогда не дать почувствовать Андрею, что он взял в жены бедную в сравнении с ним женщину».

В мае 1918 года под большим напором Андрея, Великий Князь Александр Михайлович даёт своё согласие на брак, но спустя пару дней он решает написать письмо своей будущей невестке, где приводит ряд аргументов против свадьбы и вновь упрекнёт Эльзу в желании женить на себе Андрея. «Насколько я действительно нежеланна в вашей семье, я и сама знаю, но я совершенно уверена, что, когда вы увидите, как счастливы мы будем с вашим сыном, вы оба почувствуете ко мне другое, потому что, если вы любите его, вы захотите, чтобы он был счастлив, — писала Елизавета Великому Князю.— А я твёрдо уверена, что мы будем счастливы, и не “на короткое время”, как вы пишете, а счастливы навсегда. Если бы я так не думала, я бы никогда даже не пыталась убедить Андрея сделать этот шаг, я бы просто тогда уехала от него на край света, хотя это бы разбило мне сердце. И, как вы сами знаете, я сама долгое время не уступала его желанию объединить наши жизни и если сделала так сейчас, то только лишь потому, что я верю в нашу любовь и чувствую себя в силах бороться с теми, кто хочет её разрушить».

Находясь в Ялте, Елизавета залезла в огромные долги, жить ей было не на что. Но чтобы оформить развод и вступить в законный брак, молодой женщине нужно было уехать в Киев, где в то время находился Фридерици. Продав свою старую одежду, Эльза смогла скопить денег на билет и отправиться в Киев, который тогда находился под немецкой оккупацией. Перед поездкой она вновь написала письмо Великому Князю, закончив его следующими словами: «Наша любовь и Божья помощь позволят вам увидеть вашего мальчика более счастливым, чем многие другие женатые мужчины. Я буду разведённой, но у меня сильные и открытые сердце и душа, которые принадлежат Андрею, и я посвящу свою жизнь, чтобы сделать его счастливым».

Елизавета Фабрициевна

Приехав в июле 1918 года в Киев, Эльза сразу же опасно заболела испанкой и провела в постели около трёх недель, а все сбережения ушли на лекарство и дорогое лечение. К тому же рубль в тот момент резко обесценился и все деньги превратились в бесполезные бумажки. Окружение её первого мужа осуждало Эльзу, считая, что она поступает несправедливо по отношению к Александру Фридерици, а приехавшие из Крыма «бывшие друзья» стали распространять по всем углам ложные слухи, что Елизавета ни за кого замуж не собирается, ей нужны только деньги, и когда она их получит, то в Крым ни при каких обстоятельствах не вернётся, а уедет в Петроград или прямиком за границу. Если бы она в действительности хотела выйти замуж, то её жених, племянник Государя давно бы ей помог. В связи с этим знакомые, которые сначала обещали дать нужную сумму, поверив сплетням, деликатно отказывали Эльзе. Первоначально она не хотела вмешивать в это дело Андрея, но у неё не осталось другого выхода, как обратиться за помощью к жениху. Однако её письмо попало в руки к его отцу, который в ответ послал Эльзе гневное письмо, полное упрёков. В частности, Великий Князь ставил в вину, что его будущая невестка «растрезвонила по всему Киеву новость о скорой свадьбе с Андреем».  В отчаянном письме на имя Великого Князя Елизавета писала следующие строки: «Я уехала, как вы сами знаете, чтобы получить развод и выйти замуж за Андрея. Я не делала из этого тайны, я действовала открыто, потому что хотела быть с вами честной. И я действительно не понимаю, почему я не имею права говорить правду, тем более, когда люди спрашивают меня, действительно ли я собираюсь выйти замуж за Андрея. Я только отвечаю “да”, потому что, почему я должна говорить “нет”, если это так. Тем более, вы знаете, что и мой муж согласился дать мне развод. Вам бы тогда следовало бы мне сказать, что вы испытываете стыд и позор из-за того, что ваш сын женится на мне, что вы хотите сделать из этого тайну».

Но несмотря на упрёки, Великий Князь Александр Михайлович высылает в Киев десять тысяч рублей. «Спасибо вам ещё раз за деньги и постарайтесь думать обо мне добрее, — писала в благодарственном письме Эльза. — Среди тех, кто покинул меня, нет настоящих друзей: мои друзья умерли или убиты. Моя семья далеко. Я очень одинока, и только одно светлое пятно в моей жизни — Андрей. И это очень больно быть осуждаемой теми, кто дорог ему. С Божьей помощью через три недели или менее у меня будут готовы все бумаги, и я вернусь к Андрею, чтобы уже никогда не разлучаться. Не будьте слишком жестоки к нам, постарайтесь понять: я пережила много тяжёлого и очень устала, и Андрей пишет мне то же самое. Его письма полны желания быть вместе навсегда. Не делайте ему больно, потому что я сломаюсь, и это действительно сделает его несчастным».

Находясь в Киеве, Елизавета поняла, что ждёт от Андрея ребёнка, но бракоразводный процесс длился до осени. В Киеве Елизавета приняла православие, до этого находясь в лоне Римско-Католической церкви. Наконец, когда развод был получен и все дела были улажены, она могла вернуться в Крым. Перед приездом Елизаветы Андрей Александрович сказал родителям, что его невеста ожидает ребёнка и свадьба состоится как можно быстрее. Узнав эту новость, Великая Княгиня Ксения Александровна, надеявшаяся до последнего, что свадьба не состоится, записала в своём личном дневнике: «Андрюша сказал нам, что Эльза ждёт ребёнка, который появится на свет в феврале, и что она вернётся из Одессы в понедельник, и свадьба состоится в первый же возможный день! Это последнее, что нам нужно. Какое наказание и мне так жаль Андрюшу. Невозможно, чтобы он подождал или вообще не женился. Она поймала его. Я не знаю, что и думать».

Вечером 24 ноября 1918 года Эльза вернулась в Крым. Как и обещал Андрей, ждать долго не стали, уже на следующий день должна была состояться свадьба. 25 ноября, вечером, в домовой церкви дворца Ай-Тодор, состоялась венчание супругов, которое провёл протопресвитер Георгий Шавельский. На церемонии присутствовали лишь самые близкие и немногочисленные друзья. Затем состоялся свадебный обед, после которого гости быстро разошлись. Молодые сияли от радости, наконец, они стали мужем и женой, пройдя через мучительные испытания, клевету и длительное ожидание. Из-за болезни на свадьбе не смогла присутствовать бабушка Андрея Александровича, Вдовствующая Императрица Мария Фёдоровна, поэтому о свадьбе она узнала от дочерей, которые посетили её на следующий день после семейных торжеств в Хараксе. «Я вызвала по телефону Андрея, и он тут же явился с сияющим от счастья лицом, что меня очень растрогало. Я благословила его и пожелала стать таким, каким мне хотелось бы его видеть».

Князь Андрей Александрович и его жена княгиня Елизавета Фабрициевна в эмиграции

Уже в следующем месяце молодые супруги навсегда уехали из России, покинув крымский берег на борту британского корабля «Форсайт». В марте 1919 года в Париже Елизавета родила дочь, названную в честь бабушки Ксенией. Позднее в семье родится ещё двое сыновей, в 1920 году Михаил, а три года спустя на свет появился Андрей, ныне старейший представитель Рода Романовых. Постепенно, отношения между Великой Княгиней Ксенией Александровной и её невесткой стали налаживаться, многие родственники даже шутили, что Эльза стала любимой «mabelle-fille» Великой Княгини.

Счастливые родители Андрей и Елизавета с детьми в Виндзоре

В 1939 году Елизавета Фабрициевна заболела неизлечимой формой рака, сделанная операция не принесла больной облегчения, она угасала на глазах. «Бедная Эльза тает, и её страдания не прекращаются, — писала Великая Княгиня Ксения Александровна в частном письме. — Она причащалась сегодня — это принесло ей большое утешение, духовную помощь и бодрость. Весь трагизм в том, что Андрюша, бедный, всё ещё не отдаёт себе отчёт в опасности её состояния и живёт в иллюзиях»!

Но смерть Эльзы не была связана с болезнью. В сентябре 1939 года вспыхнула Вторая мировая война, немецкие воздушные силы стали бомбить Лондон и окрестности, началась знаменитая «Битва за Британию». В этот опасный момент вся семья Великой Княгини Ксении Александровны находилась в Виндзоре и не собиралась его покидать. Вечером 29 октября 1940 года вновь зазвучали сигналы воздушной атаки. Неожиданно для всех немецкий самолёт подлетел к Виндзору и сбросил бомбу, которая упала рядом с домом, где находилась Елизавета Фабрициевна. Ударная волна повредила крышу, и массивная балка упала прямо на неё, смерть оказалась мгновенной. Семья считала, что трагическая гибель спасла Эльзу от невыносимых страданий связанных с её болезнью. Спустя два дня Елизавета Фабрициевна была похоронена на старом виндзорском кладбище. Андрей Александрович тяжело переживал гибель любимой жены. После похорон он с матерью перебрался в более безопасную Шотландию, где в гостях у друзей познакомился с молодой англичанкой Надин Макдугалл, на которой женился в 1942 году.

© Иван Матвеев

© НП «Русская культура»