ПОДЕЛИТЬСЯ
Автопортрет

 

Великая Княгиня Ольга Александровна получила широкую известность не только как дочь и сестра русских Императоров, но и как талантливая художница, чьи картины сегодня дают нам возможность увидеть две подлинные России — Россию дореволюционную и Россию эмигрантскую. Творчество Ольги Александровны по духу является чисто русским и без малейшего преувеличения можно назвать её настоящей русской художницей, сохранившей в своём сердце глубокую любовь к родному отчеству. На её картинах запечатлены простые русские девушки в национальных платьях, занесённые снегом церквушки, казачьи станицы, играющие на сельской дороге деревенские ребятишки, раненые солдаты Ахтырского полка в годы Первой мировой войны… В своих произведениях Ольга Александровна использовала яркие краски, дающие духовное умиротворение, а для некоторых даже приподнятое настроение.

Большую часть своей жизни Ольга Александровна провела в вынужденном изгнании, откуда ей не суждено уже было вернуться на родину. Дания и Канада — это две страны, ставшие для неё новым домом, но не новой родиной. До сих пор в этих странах проживают потомки Ольги Александровны, которые бережно и с великим трепетом хранят память об Августейшей художнице из Дома Романовых.

Особый интерес в её творчестве представляют картины, связанные по сюжету с Рождеством и Новым Годом. Все рождественские картины Ольги Александровны написаны в ярких тонах и служат примером для нас, как сегодня, после долгих лет атеизма и искоренения веры, нужно праздновать Рождество, соблюдая старые русские и семейные традиции. Семья Великой Княгини Ольги Александровны, находясь в эмиграции, жила по старому Юлианскому календарю, что вызывало определённые трудности, но никак не шло в разрез с их дореволюционной жизнью в России.

На каждой рождественской картине можно увидеть живую эмигрантскую ёлку семьи Куликовских. Обычно за рождественским деревом в лес ходил Николай Александрович Куликовский, а когда подросли сыновья Тихон и Гурий, они стали ездить на ёлочные базары в Копенгаген, где на распродажах можно было за небольшую цену купить ёлку для родителей.

Когда ёлка оказывалась в доме, Великая Княгиня вместе с своими детьми, а позднее уже и внуками, открывала дверцы старого шкаф, откуда доставала коробки с игрушками и начинался процесс по преображению датской ёлки в настоящее русское рождественское дерево. На полотнах Ольги Александровны можно всегда увидеть нарядную ёлку, украшенную разноцветными стеклянными шарами, крупными снежинками, вырезанными из картона и гирляндами в виде русских и датских флажков, вьющимися между зелёных ветвей. На некоторых картинах художницы запечатлены ёлочные игрушки в виде зайца или птиц, кое-где из-под ветвей выглядывает игрушка в виде большой шоколадной конфеты, внутри которой находятся маленькие и вкусные, а самое главное, настоящие сладости для детей.

Рядом с ёлкой, практически на каждой картине можно заметить живые и красочные цветы — либо стоящие в глиняных горшках на подоконнике любимые цветы Великой Княгини анемоны, либо украшающие подножие ёлки хризантемы и георгины. По-видимому, Николай Александрович заранее ездил в магазин, где покупал живые цветы, а Ольга Александровна уже аккуратно и художественно их оформляла, расставляя в вазах у подножия ёлки.

На одной из рождественских картин запечатлен в масляных красках праздничный рождественский стол царственных эмигрантов. Картина была написана в 1935 году, когда Куликовские ещё жили на ферме в датской деревушке Баллеруп, практически оторванные от внешнего мира. Скромный стол украшен скатертью. Внимание сразу же привлекает большой и начищенный до блеска самовар, вывезенный из России в эмиграцию в 1920 году. На столе чайный сервиз, расписанный самой хозяйкой. Совсем недавно, подобный сервис, принадлежавший Ольге Александровне, был продан на аукционе «Сотбис» в Лондоне. Имя покупателя осталось неизвестным, но есть надежда, что он попадёт в один из русских музеев. Рядом с сервизом на фарфоровой тарелке уже лежит отрезанный кусочек рождественского пирога, который специально испечён к празднику верной горничной Мимкой по старинному британскому рецепту. Сам пирог, вместе с банкой малинового варенья, стоит на краю стола и ждёт своего часа, когда семья ближе к середине ночи приедет из церкви после торжественной рождественской службы. Обычно Куликовские встречали Рождество в церкви Александра Невского, которая была построена в самом центре Копенгагена в 1883 году на личные деньги родителей Ольги Александровны — Императора Александра III и Императрицы Марии Фёдоровны. А когда служба заканчивалась, все дружно усаживались в автомобиль и ехали в Баллеруп, чтобы уже в семейном кругу продолжить праздник.

Ещё одна рождественская картина, которая должна привлечь внимание почитателей таланта художницы, была написана в 1950 году, когда семья жила уже в Канаде. Это одна из последних работ Ольги Александровны, посвящённых рождественскому сюжету. Центральное место на полотне занимает рождественская ёлка, но на заднем плане можно увидеть два портрета. Первый и самый большой, висящий на стене — это портрет любимого отца Императора Александра III, рядом с ним на камине стоит маленький портретная миниатюра, а возможно, и фотография, старшего брата Ольги Александровны и последнего Императора России Николая II. Возле портрета отца Ольга Александровна всегда любила фотографироваться, а затем эту семейную традицию продолжил её старший сын Тихон Николаевич Куликовский. На этой же картине можно увидеть стоящий на столике, похожий на игрушку, маленький вертеп, привезенный, по-видимому, из Дании в 1948 году, когда Куликовским пришлось навсегда покинуть Европу.

Удивительные картины Ольги Александровны, спустя много лет, уже в XXI столетии, не перестают радовать даже тех, кто не знаком с зигзагами судьбы последней Великой Княгини России. Достаточно лишь один раз взглянуть на её работы, чтобы в душе на долгое время поселилось светлое, тёплое и умиротворяющее чувство.

© Иван Матвеев

© НП «Русская культура»