ПОДЕЛИТЬСЯ

Дмитрий Михалевский

 

Когда обсуждают наиболее острые проблемы современности или возможные варианты будущего, то неизменно говорят о технологических укладах, об экономике или о политике. Никогда не говорят об искусстве. А ещё не говорят о человеке. И уж совсем не говорят о душе. О душе говорят эзотерики, священнослужители и разного рода дилетанты. Если вдуматься, то это весьма странная ситуация, потому что вопрос бытия – текущего и грядущего – касается как раз нас и совсем не определяется и уж, тем более, не сводится к политике, экономике и технологиям. Нормальный человек живёт совсем другими интересами, а если политика, экономика и технологии активно входят в его жизнь, то это означает, что с организацией этой жизни что-то не ладно.
Представление об «искусстве» в общественном сознании, мягко говоря, раздробленное, временами приобретающее оттенки шизофрении. С одной стороны, искусству, как и в добрые старые времена, отводится откровенно периферийная роль «надстройки» над «базисом» экономики; с другой стороны, «современное искусство» – это финансовый актив, интенсивно разрабатываемый с 1960-х годов прошлого века; и, наконец, среди молодёжи усиленно поднимают престиж «креативного класса», занимающегося всякими несерьёзными «глупостями». Надо признать, что эту игру смыслами активно поддерживают деятели культуры.

Предпримем попытку нарушить традиционную «рамку», внутри которой происходит обсуждение текущего положения дел и вариантов будущего, и сделаем акцент на «социальном изгое» – сфере искусства. Посмотрим на искусство как сферу бытия, которая может подсказать если не готовые ответы, то направления решений самых сложных и актуальных проблем современности, которые остаются непосильной проблемой для традиционных подходов.

Прежде всего, определимся с тем, какой смысл мы будем вкладывать в понятие «искусство». Существующее многообразие противоречивых толкований было снято советским психологом А.Н. Леонтьевым, который выделял в качестве уникальной функции эстетической деятельности «трансляцию авторского послания». Это означает, что помимо того, что искусство учит, отражает, воспитывает и делает многое прочее — т.е. осуществляет то, что может быть реализовано разными другими видами человеческой деятельности — только искусство способно транслировать перципиенту — читателю, слушателю, зрителю — информацию о смысле, о внутреннем мире автора, о его душе. Тем самым искусство творит настоящее чудо — выражает и передаёт принципиально невыразимое и непередаваемое. Осуществляя такого рода коммуникацию, искусство представляет собой «информационно-коммуникационную систему». (Г.М. Каган).

Эту сложнейшую миссию обеспечивает трёхчастная структура произведения искусства, содержащая уровни изобразительности, выразительности и образности. (С.М. Эйзенштейн). Тем самым произведение искусства представляет собой капсулу или файл, во внешнепространственную оболочку которого, посредством выразительности формы, упаковывается содержание. Этим произведение искусства чрезвычайно похоже на своего творца, где также присутствует внешняя форма и внутреннее пространство. Более того, произведение искусства каждый раз есть слепок со своего автора. Слепок его души, который изготавливается неосознанным образом и представляется на суд читателю, слушателю или зрителю.

Таким образом, когда мы в картинной галерее рассматриваем картину (или читаем книгу, или смотрим кинофильм или театральную постановку), мы участвуем в «диалоге душ». Обычно полагается, что контакт автора со зрителем происходит сам собой, по умолчанию. В действительности, перципиенту приходится совершать серьёзную работу по «распаковке» файла, который ему отправил автор. В этом смысле «диалог душ» представляет собой активный, креативный и совсем не простой процесс. Но не зависимо от форы, абсолютный приоритет в процессе коммуникации, осуществляемой искусством, имеет содержание, т.е. информация о душе… И вот эта составляющая, скрываемая многочисленными возможностями искусства влиять на нашу жизнь, уходит в тень.

Итак, душа. Существующие представления видят в ней «частицу Целого», «Божью искру». Так что, когда произведение искусства обеспечивает «диалог душ», оно реализует «канал связи» между двумя частями Целого или, даже, двумя областями одного и того же многомерного Целого, поскольку мы суть Одно, если перейти на уровень энергий. И когда вы «общаетесь» с произведением искусства, вы заглядываете в портал, связывающий вас — вашу душу — с многомерным Целым.

Многомерность Целого, многомерность души не должна вызывать удивления: бытие многомерно. Об этом говорят уравнения Максвелла. Это утверждают физические модели многомерного пространства. На это указывает открытие швейцарскими исследователями одиннадцатимерности структур мозга.

Итак, зафиксируем: искусство — это совсем не «рассматривание» картин или «слежение» за сценическим действием. Посредством искусства многомерное Целое пробивает каналы в монолитной толще трёхмерной материальности объектного мира. Искусство — это не хайп из рекламы нового креативного класса, а тяжелейший труд по рытью «кротовых нор» в граните нашей низкоразмерной реальности.

Такая интерпретация даёт возможность сменить точку зрения и посмотреть на наш мир с позиции Целого. Далеко внизу, примерно так, как это показано в пиксаровском мультфильме «Душа», (если такое понятие применимо к ситуации с размерностью пространства, превышающей привычную нам трёхмерность) лежит материально-объектный островок. Именно внутри него обитают наши тела, вершится политика, функционируют экономика и финансовая система. Там происходит смена технологических укладов, которые представляются его обитателям судьбоносными. Там верно утверждение о том, что «бытие определяет сознание», и там экономика является «базисом», а культура — «надстройкой». Там высшей ценностью является линейное время. Там царят законы общества потребления. Почему так? А посмотрите в свете сказанного ранее на пирамиду Маслоу. Её основу составляет та же иерархия, которую мы только что обнаружили при обсуждении искусства. Вот только обычно, пирамиду Маслоу, как и искусство, рассматривают изнутри, с нижнего яруса материальной объектности, и духовный аспект исчезает где-то в туманной дали, а вернее, в вышине, становясь ничтожно значимым по сравнению с остротой текущей повседневности.

Материально-объектный мир образует основание пирамиды Маслоу. Здесь сгущение достигает своего предельного значения. Для обитателей этого уровня приоритетом являются физиологические потребности: пища, вода, сон, секс. Далее на первый план выходят потребности в безопасности – защищённость, уверенность, стабильность, комфорт – которые формируют второй уровень. Уровнем выше идут социальные потребности: общение, внимание, забота и поддержка. Когда они удовлетворены, у человека «включаются» потребности в уважении и признании. Следующими формируются творческие потребности, стимулируемые двумерным сознанием, которому становится доступна рефлексия. На этом уровне у человека возникает стремление созидать, познавать, совершать открытия. Дальнейшее развитие идёт в рамках развития эстетических потребностей: любовь, радость, гармония, красота. И наконец, замыкают пирамиду духовные потребности. Здесь, человек, достигший вершины пирамиды, стремится к личностному росту, развитию, самопознанию и самоактуализации.

Очевидно, что многоуровневая иерархия потребностей, описываемая пирамидой Маслоу, определяется уровнями развития человека. А эти уровни были описаны мною посредством парадигмы пространственной многомерности.

Приоритет нульмерного сознания составляют физиологические потребности первого уровня. Следующий уровень по Маслоу является переходным к потребностям одномерного сознания, которое формализуется на третьем уровне социальных потребностей. Далее следует ещё один переходный уровень, а затем – пятый, на котором доминируют творческие потребности, определяемые двумерным сознанием, освоившим рефлексию. Шестой уровень – это ещё один переходной уровень, за которым следует седьмой – вершина, которой достигают обладатели трёхмерного сознания, что означает максимально возможную целостность.

Весьма показательно, что тот же смысл содержат четыре уровня славянской иерархии: смерд, людина, человек, азъ (ас). Таков же смысл четырёх каст индийского общества. На ту же четырёхчастную специфику указывают в иудейской традиции четыре уровня понимания и толкования Танаха и Талмуда: 1) простой смысл, прямое значение; 2) скрытый, глубокий, аллегорический смысл; 3) совмещение логических, софистических, метафорических и гомилетических толкований; 4) тайный, мистический смысл; что опять же связано с уровнями развития сознания человека.

Пирамида Маслоу, традиционно представляемая в виде плоской фигуры, в действительности является ранговой иерархией, в которой каждый следующий уровень имеет более высокую размерность, чем каждый предыдущий, имеющий меньшую размерность.

Каждый следующий уровень является управляющим для каждого лежащего ниже. На вопрос, что такое духовность, иудаизм отвечает: управление (рав. Аммон Ицхак). Несмотря на кажущуюся парадоксальность этой мысли, она верна по своей сути. Каждый уровень живёт своими потребностями и ценностями, но управляется смыслами, приходящими сверху — из более высокой размерности, более высокой целостности. А вся пирамида управляется духом — и не важно, как назвать эту сущность, загадочную для рационального прагматичного сознания: коллективное сознание, коллективный эгрегор или как-то ещё. Важно, что истинные высшие ценности и смыслы не принадлежат нашему материальному миру.

А потому никакие технологии, экономика и искусственно созданные интеллекты не могут определять человеческое бытие. Не может простое управлять более сложным. Не может низшее стать высшим в нормальном эволюционном процессе. Экономика и технологии могут создавать комфортную среду обитания, но они не могут быть главной ценностью для человека, в противном случае он перестаёт человеком быть. Искусственный интеллект при всей его изощрённости, не поддерживается внутренней духовностью, а потому являет собой всего лишь инструмент способный усиливать когнитивные процедуры и только. Не больше и не меньше.

Сегодня в повестке дня мировых элит стоит создание мира, основанного на принципах Томаса Мальтуса и достоверно описанного Олдосом Хаксли и Джорджем Оруэллом. Но люди, которые продвигают в нашу жизнь программу, основанную на «новых» ценностях, с неизбежностью сами принадлежат нижним уровням пирамиды Маслоу. Эти низкоразмерные сущности пытаются перехватить и закрыть для масс каналы связи с Целым. Чтобы сохранить свой статус кво, сформированный за столетия истории, они стремятся посредством «новых технологий» перевернуть пирамиду Маслоу, по сути, сменить вектор развития человечества, придав ему контрэволюционную направленность. В этом они уподобляются садовнику, который формирует плакучую крону дерева, для чего, вопреки природе, искусственно изгибает ветки к земле.

Эти «садовники» – идеологи Нового мира и их многочисленные добровольцы-активисты, внедряющие свои оруэлловские идеи в массы – образуют свою иерархию. Но поскольку эта вертикаль не выходит за пределы подошвы пирамиды Маслоу, она неизбежно направлена в область отрицательных значений. Так формируется антипирамида, зеркально симметричная традиционно рассматриваемой пирамиде Маслоу. Эта иерархия была описана в славянской традиции и также включала четыре уровня акторов: нежить, нелюдь, бесы и господа. По причине привязанности этих сущностей к материальному плану, их главной мечтой становится вечная жизнь в материальных телах, что должно обеспечить им бесконечно долгое наслаждение накопленными материальными богатствами и властью. Этих несчастных можно было бы просто пожалеть, если бы они не несли богоборческое зло всему человечеству.

Не различение этих двух пирамид обращает наш мир в некую серую зону, в которой возможным становится всё что угодно, поскольку моральные критерии, ценности и смыслы взаимнокомпенсируются.

Впрочем, эти сущности обречены. Их низкоразмерные цели — субъективны, в то время как пирамида Маслоу отражает объективные законы человеческого развития. А субъективное никак не может победить объективное, несмотря на размеры стоящих за ним ресурсов. Всё равно эти ресурсы ничто в масштабах Целого.

В заключение я бы хотел ещё раз вернуться к искусству. Технологии функционируют в низкоразмерном «материальном плотном плане», выполняя функцию трансляции высокоразмерных смыслов, связывая одно Целое с другим Целым. Это относится и к глиняным табличкам древних шумеров, и к письму гусиными перьями, и к печатному станку, к масляным краскам, к компьютеру и прочим новым технологиям. Технологии, по своей сути, нейтральны и лишь обеспечивают канал связи, не создавая никакого иного качества. Потребности, ценности и смыслы – определяются исключительно людьми. Сегодня искусственный интеллект может удивить своим умением писать тексты и сочинять музыку. Но это лишь подражание внешней форме. Как бы не хотелось новым креаторам именовать свои детища «новым искусством», ИИ не может транслировать человеку своё «авторское послание» по причине отсутствия души, где это авторское послание формируется.

Одним из самых самых «горячих» подарков, которые цифровые технологии сделали человечеству, является виртуальное пространство. Это — новые миры, вокруг которых поднимаются цунами хайпа и крутятся немыслимые деньги. Но если на минуту задуматься: чем эти пространства отличаются от того, что создавалось масляными красками, фотопленкой, кинематографом или не театральной сцене? Ответ будет один: по существу, ничем, кроме как гибкостью и возможностями управления, а также реалистичностью. Художники всегда создают виртуальные пространства. Пространство текста — это виртуальное пространство. Пространство картины — это виртуальное пространство. Сценическое пространство — это тоже виртуальное пространство. Вот только власть над виртуальным пространством живописного холста имеет художник, в театре — режиссёр; а зритель выступает в роли потребителя авторского послания. В компьютерной виртуальной реальности хозяином положения выступает игрок — «зритель». Здесь нет никакого адресованного ему авторского послания. Он функционирует внутри пустой иллюзии внешнего пространства, разыгрывая некоторый захватывающий сюжет в жанре экшен. Но разве нас не потчуют тем же в кино? Не случайно компьютерные игры всё чаще делаются по сюжетам фильмов, а фильмы — по сценарию игр. Тотальная актуализация низкого жанра — расчеловечивание человека.

Но любая информационно-коммуникационная технология несёт в себе потенциал стать искусством. Так фотография силами технологов добилась предельной точности отображения внешнего мира, создавая иллюзию убийцы живописи. Но на пике реалистичности изображения ей заинтересовались художники, начавшие это изображение деформировать, тем самым внося в него своё творческое начало. Так формировался уровень выразительности, позволяющий вложить в эту капсулу уровень образности. То же самое может быть и должно быть сделано в сфере цифровых технологий, преуспевших в создании реалистичных виртуальных пространств.

Миссия деятелей культуры сегодня заключается в том, чтобы использовать новые технологии в качестве основы для нового жанра искусства. Для этого нужно суметь сформировать уровень выразительности виртуального пространства и наделить его авторским посланием. Вопрос в том, а можете ли вы сегодня сформулировать это своё «авторское послание»? Глядя на состояние дел в сфере искусства, у меня возникают серьёзные сомнения.

Сегодня многие художники с восторгом «топят» за новые технологии, за цифровизацию в своей сфере, восхищаясь возможностями виртуальных музеев и прочей «дистанционки». В этой связи я ещё могу понять мальчика из далекой индийской деревни (согласно официальной легенде), который сделал головокружительную карьеру в США, создав Арт Гугл… Но мне хочется обратиться к профессионалам из культурных столиц нашей страны: зачем вы добровольно превращаетесь в продавцов иллюстрированных открыток? В действительности, выбор здесь гораздо драматичнее: с какой из двух пирамид Маслоу вы сотрудничаете?

Впрочем, справедливости ради, следует сказать пару слов в защиту деятелей искусства. Дело в том, что, помимо чисто количественных внешних характеристик, форма художественного произведения имеет внутреннюю качественную специфику, которая определяется размерностью его структуры. Так форма может быть одномерной (литература), двумерной (живопись) или трехмерной (театр и проч. форматы зрелищных представлений). Это означает, что текст разворачивается в линейной последовательности знаков. Художественная условность живописи представляет собой выражение содержания внутреннего пространства автора через изображение внешнего пространства на двумерной плоскости. А театр и другие зрелищные формы делают то же самое посредством трёхмерного сценического пространства.

Таким образом, художественные формы в своём развитии демонстрируют отчётливую историческую динамику. Так слово и текст доминировали в средние века, живопись — в эпоху Возрождения, театр — в Новое время. В названные периоды истории эти жанры доминировали настолько, что в значительной мере определяли характер всей культуры. И каждый раз эпоха оканчивалась исчерпанностью художественной условности доминировавшего вида искусства. Сегодня можно констатировать полную исчерпанность художественной условности всех без исключения видов искусства. Это не значит, что писатели перестанут писать книги, художники — рисовать, а в театрах не будет новых постановок. Совсем нет. Не будет нового качества. А поскольку впервые в мировой истории исчерпанной оказался пространственный потенциал, отражаемый размерностью, то мы стоим перед эпохальной задачей освоения новой — более высокой размерности, выходящей за рамки биологических возможностей человека. Тем самым, будущее человечества связано отнюдь не с космосом, как полагают прогностики марксистского толка. Будущее — в космосе внутреннем, в духовности. Освоение внутреннего пространства человека — главный тренд на ближайшее будущее. Вот он истинный вызов творцам!

И ещё. Искусство — это лишь один из модусов бытия человека. И этот модус с предельной наглядностью вскрывает суть проблем, с которыми сегодня столкнулось человечество. Это изменение невозможно обнаружить занимаясь анализом развития технологий. Экономика, политика и социальная сфера должны найти свои ответы на эти вызовы, обозначенные искусством.

Так что друзья, расставайтесь с иллюзиями новых технологий, сбрасывайте со своего сознания оковы, поднимайте головы в направлении вершины пирамиды Маслоу и начинайте больше думать о своих душах! И пусть на этом пути вам сопутствует удача! От вашего результата зависит будущее мира.

 

 

На заставке: Древнегреческая мастерская. Чёрнофигурная вазопись. V век до н.э.

 

 

© Д.В.Михалевский, 2021
© НП «Русская культура», 2021