ПОДЕЛИТЬСЯ

Константина Петровича Победоносцева (1827–1907), обер-прокурора Святейшего Синода, прозванного тайным правителем России, одни видели её ангелом-хранителем, другие – злым гением. Одни славословили и преклонялись перед ним, другие – проклинали и ненавидели. О его всесилии ходили самые фантастические слухи. После 17 октября 1905 г. (день подписания царского манифеста, даровавшего демократические свободы – Г. К.), «ни на кого уличная “свободная” и дешёвая сатира – пишет его первый биограф – редактор “Исторического вестника” и основатель Союза русских писателей Б. Б. Глинский, – не вылила столько злобы и глумления… Улица всячески тешилась над больным стариком и сводила с ним былые счёты»[1].

Б. Б. Глинский напомнил такую картину: «Во всю ширь Литейного проспекта движется пёстрая, разнокалиберная и возбуждённая толпа, над головами которой реют красные знамёна… Толпа останавливается против тёмного двухэтажного дома № 62, где много лет живёт Константин Петрович, останавливается, чтобы прокричать ему слова ненависти и злобы, прокричать и двинуться дальше во славу грядущего сознательного пролетариата»[2]. Известно, что Александр Блок однажды прошёл во главе «революционного шествия», вздымая красное знамя[3]. Не эту ли толпу возглавлял поэт? Набрасывая план поэмы «Возмездие», он запишет: «1 марта (день убийства Императора Александра II – Г. К.) Победоносцев бесшумно садится на трон, как сова»[4]. Этот образ поэт разовьёт в поэме:

В те годы дальние, глухие,
В сердцах царили сон и мгла:
Победоносцев над Россией
Простёр совиные крыла,
И не было ни дня, ни ночи,
А только тень огромных крыл;
Он дивным кругом очертил
Россию, заглянув ей в очи
Стеклянным взором колдуна…[5]

Какой зловещий образ! Родившийся, замечу, от расхожего либерального мнения и избытка «революционного чувства». Террорист Лаговский, неудачно стрелявший в этого «колдуна», тоже видел в нём «душителя свободы»[6]. Однако вглядимся получше. Образ-то поистине эпический! Гениальный поэт точно указал на подлинный масштаб этой исторической личности. «Совиные крыла» (а сова, напомню, символ мудрости!) воспитателя (преподавал законоведение) будущего императора Александра Александровича, а затем его ближайшего советника охранительно осеняли Россию во время правления царя, прозванного Миротворцем. В этот благодатный период страна необыкновенно быстро развивалась и достигла пика своего могущества.

Внимательно ли читал Блок знаменитый (пять изданий в 1896 – 1901 гг. и перевод на основные европейские языки!) «Московский Сборник» Победоносцева? А, может быть, и вовсе (из предубеждения!) его не раскрывал? Трудно ответить: в указателях имён и названий к самому полному на сегодняшний день собранию сочинений (1960–1963) и к дополнительному тому записных книжек (1965) такого названия нет.

Между тем, о книге «колдуна» современники писали восторженные отклики. «С глубоким интересом, с наслаждением, с удивлением читаем мы, – пишет, к примеру, профессор гражданского права и литератор Б. В. Никольский (расстрелян большевиками в 1919 г), – страницы этой книги, восхищаясь остротой критического ума, искусством художника»[7]. «Поэзией сознательного чувства и проникновенного размышления»[8] называет он очерки (о церкви, государстве, суде присяжных, народном просвещении, демократии, печати и др.) маститого учёного, церковного деятеля и влиятельного царедворца. Думается, Блоку (да и любому поэту!) было бы любопытно увидеть в «тайном правителе России» коллегу по «задорному цеху» (Пушкин). Меня, например, не могло не «зацепить» (как нынче выражаются) исполненное мудрости стихотворение Победоносцева, составляющее третью часть очерка «Духовная жизнь»:

Старые листья

(Из Саллета)

Срывая с дерева засохшие листы,
Вы не разбудите заснувшую природу,
Не вызовите вы, сквозь снег и непогоду,
Весенней зелени, весенней теплоты!

Придёт пора – тепло весеннее дохнёт,
В застывших соках жизнь и сила разольётся,
И сам собою лист засохший отпадёт,
Лишь только свежий лист на ветке развернётся.

Тогда и старый лист под солнечным лучом,
Почуяв жизнь, придёт в весеннее броженье:
В нём – новой поросли готовится назём,
В нём – свежий сок найдёт младое поколенье…

Не с тем пришла весна, чтоб гневно разорять
Веков минувших плод и дело в мире новом:
Великого удел – творить и исполнять:
Кто разоряет – мал во царствии Христовом.

Не быть тебе творцом, когда тебя ведёт
К прошедшему одно лишь гордое презренье.
Дух – создал старое: лишь в «старом» он найдёт
Основу твёрдую для «нового» творенья.

Ввек будут истинны – пророки и закон,
В черте единой – вечный смысл таится,
И в новой истине лишь то должно открыться,
В чём был издревле смысл глубокий заложён.

Великолепная чеканка стиха и несомненная бездна смысла! В следующей главке Победоносцев пояснит и божественные корни ума, и небесное происхождение красоты, и неисследимые глубины поэзии:

«Один разве глупец может иметь обо всём ясные мысли и представления. Самые драгоценные понятия, какие вмещает в себе ум человеческий, – находятся в самой глубине поля и в полумраке; около этих-то смутных идей, которые мы не в силах привесть в связь между собою, – вращаются ясные мысли, расширяются, развиваются, возвышаются. Если б отрезать нас от этого заднего плана, – в этом мире остались бы только геометры да понятливые животные; даже точные науки утратили бы в нём нынешнее своё величие, зависящее от скрытого их отношения к другим бесконечным истинам, которые мы только угадываем и в которые лишь по временам как будто прозираем. Неизвестное – это самое драгоценное достояние человека: недаром учил Платон, что всё в здешнем мире есть слабый образ верховного домостроительства. Кажется даже, что главное действие красоты, которую мы видим, состоит в возбуждении мысли о высшей красоте, которой не видим, и очарование, производимое, например, великими поэтами, состоит не столько в картинах, ими изображаемых, сколько в тех дальних отголосках, которые они будят в нас и которые идут из невидимого мира».

После столь глубокого определения поэзии Победоносцевым хочу напомнить о его великой любви к поэзии Пушкина. От избытка этой любви, от желания поделиться ею со всеми русскими людьми и родился плод, или иначе – просветительский (от сердца!) поступок. Константин Петрович собрал и издал в виде миниатюрного томика букет из выбранных им стихотворений и отрывков из крупных произведений Пушкина под названием «Северные цветы»[9].

Этот «издательский порыв» многое приоткрывает в человеке… Однако добавлю ещё один штрих – свидетельство, меня поразившее: «Знаете, ведь Победоносцев – искренний человек, – пишет В. А. Манасеин. – Он, несомненно, ханжа, но это глубоко искренний человек. Я видел его в 60-х годах, когда все кругом либеральничали, когда нужно было иметь большое мужество, буквально отвагу, чтобы в профессорской среде не быть либералом. И в это самое время Победоносцев, подходя к монастырю, становился на колени, вставал и, поминутно падая на колени, полз по земле к храму. Вот каков это человек!»[10].

В новую (после 1991 года) эпоху о Победоносцеве не могли не вспомнить. И вспомнили – слава Богу! – уже не как о «душителе свободы» и «некоронованном властителе России», а как о видном учёном-правоведе, теоретике и практике русского консерватизма. Труды мыслителя нынче широко издаются. Не забыта его переписка с государственными деятелями, учёными, писателями. Опубликованы воспоминания о нём. И даже переиздан его перевод Нового завета (репринт издания 1906 года).

В 2015 году Почта России в серии «Выдающиеся юристы России» выпустила ему посвящённую почтовую марку. А через два года в серии «ЖЗЛ» о К. П. Победоносцеве вышла книга. Тут налицо уже и широкое признание, и высокая государственная оценка, и подтверждение того, что этот великий сын России занял, наконец, достойное в её истории место.

 

Примечания

[1] Глинский Б. Б. Константин Петрович Победоносцев. (Материалы для биографии). Тайный правитель России. М.: «Русская книга», 2001. С. 7.

[2] Там же.

[3] Хронологическая канва жизни и творчества Александра Блока (составил Вл. Орлов) // Блок А. Собрание сочинений. М.–Л.: Государственное издательство художественной литературы. 1963. Т. 7. С. 527.

[4] Блок А. Собрание сочинений. М.–Л.: Государственное издательство художественной литературы. 1960. Т. 3. С. 463.

[5] Там же. С. 328.

[6] Степанов А. Консервативный народник. Общенациональный Русский Журнал. http://rusk.ru/st.php?idar=105003

[7] Никольский Б. В. Литературная деятельность К. П. Победоносцева // К. П. Победоносцев: PRO ET CONTRA. СПб.: Издательство РХГА. 1996. С. 370.

[8] Там же. С. 382.

[9] Северные цветы. Выбор из стихотворений А. С. Пушкина. СПб., 1888.

[10] Статья о К. П. Победоносцеве без указания автора опубликована в Интернете по адресу: http://funeral-spb.ru/necropols/else/pobedonostsev/

 

© Г. В. Куликов, 2021
© Русская культура, 2021