ПОДЕЛИТЬСЯ

Благочестивое хождение ко святым местам, центральные из которых – Гроб Господень в Иерусалиме и Вифлеемская пещера; на Руси в качестве таковых посещались софийные и троичные храмы Киева, Москвы и Новгорода, а также лавры, монастыри и церкви, прославившиеся чудотворными иконами, мощами и подвигами святых угодников. В идее П. лежит признание возможности прижизненного преображения: паломник возвращается другим человеком – с иным моральным статусом и с ощущением обновленного внутреннего строя души. Своим благочестивым путешествием он восполнил дефицит благодати и принес с собой надежду на подобный опыт другим; это как бы в одиночку пережитой опыт Апокалипсиса (пересечение границы грешной жизни и выход в очистительное пространство «иной земли» под «иным небом»).

Особое значение обретают мифологемы пути и границы: паломник обязательно вернется – смысл самого похода в этом, а не только в процессе пути и в достижении топоса Святыни. П. – род бытового подвижничества (по-двиг содержит идею движения, по-движенья), это динамическое передвижение-устремление к спасительной точке по орбите эсхатологического круга: к обретению чистой жизни и облегченной совести. Странничество и П. сходны тем, что то и другое – поход за правдой, опознаваемой в качестве таковой на пестром инославном фоне. Такая правда только с другой стороны (страны) и может быть понята и принесена на родину: христианство как иноземельная и возвещенная на чужом языке религия должна быть окончательно усвоена как мировая за рамками своего языка и этноса. Бытовому сознанию трудно понять, что мировых религий – несколько: слову ‘мировой’ в нем соответствует ‘всесветность’, т. е. тотальность, отрицающая любую иную социально-религиозную тотальность, – мусульманскую или буддийскую.

Странничество и П. в метафизическом смысле следует понять как две точки единой вертикали – нижней и верхней: если первая знаменует итог скольжения странника в хтоническую глубину языческой грезы о взыскуемом граде Китеже (= Божьем Царстве), то вторая сулит паломнику восхождение на всю высоту благообретаемой Истины пред лицом Самой Истины, в самом центре Святой Земли, вечных событий Священной истории и всего событийно-сакрального топоса православной Святыни. В пространственно-горизонтальном смысле П. как труд дольнего пути окончательно упраздняет конфессиональные контрасты «своего» и «чужого»: Святая Земля, в которой возвещена была Благая весть, теперь и его земля (паломник несет ее с собой, иногда буквально – в котомке за плечами), и весь гомон многоязычного христианского мира, сквозь который он возвращается в отчий дом, обратился для него в подлинную Симфонию всяк сущего в Истине языка, для сердечного приятия которой «несть ни эллина, ни иудея». Так образуется в духовном существе паломника фундаментальная эмблема Креста: дольняя горизонталь дважды одоленного пути к Святыне и горняя вертикаль лично пережитого кеносиса (в подражание Христу – «нисхождение / восхождение», но в обратном порядке).

В путь паломника толкает чувство открытого покаяния, сочетание эмоции страха Иова богооставленного и смутного ощущения трансцендентной надежды. Если Бог ко мне не идет, то я приду к Богу – такова нехитрая логика грешника. В этом смысле П. есть хронотоп динамической жертвы и вид религиозно-творческого поведения, «оглядка» на «зов», как сказал бы А. Мейер («Заметки о смысле мистерии (Жертва)», 1933). В метафизическом пространстве чаемой надежды на искупление грехов паломник прокладывает вполне физические дороги; но каждый пилигрим, упрямо идущий к горизонту Благодати, оказывается – как свершающий дело личного покаяния – первопроходцем, даже если он идет к своей цели древним трактом, плывет испытанным курсом или пробирается нетайными тропами. В П. религиозно-нравственный долг покаяния сочетается с инстинктивным тяготением к Сущему Добру и страстным желанием пожертвовать собой самым доступным образом. П. есть исполнение категорического императива личной религиозной совести, путь к внутреннему Богу и смиренному приятию именно так устроенного тварного мира, к свободе от сложностей теодицеи; это добровольное испытание на меру моральной ответственности перед ближним, попытка следования высоким образцам стяжания Святого Духа, а тем самым – освоение опыта отечественной святости как органической этики любви к ближнему.

 

Тексты и исследования

Андрианова-Перетц В. П. Хождение в Иерусалим и Египет Василия Гагары // Сборник Российской Публичной библиотеки. Материалы и исследования, Пг., 1924. Вып. 2; Арцыбашев Д. В. От времени «странников» к организации туризма // Культурологические исследования’03. СПб., 2003; Безносов В. Г. Земное – небесное, или Надежды России (Ф. М. Достоевский о русском странничестве), // Преображение, СПб., 1993. Вып. 2; Белоброва О. А. 1) «Книга Паломник» Антония Новгородского (К изучению текста) // Труды отдела древнерусской литературы, Л., 1974. Т. 2; 2) О ленинградских списках древнерусских хождений в Грузию // Русская и грузинская средневековые литературы, Л., 1979; Беседа о святынях и других достопримечательностях Царьграда // Майков Л. Н. Материалы и исследования по старинной русской литературе, СПб., 1890; Бессонов П. Калики перехожие. М., 1861. Вып. 1; Бухарев А. М. (архим. Феодор). Странники // «Странник», 1860. Январь. № 1; Веневитинов М. А. Хождение игумена Даниила в Святую землю в нач. XII в. // Летопись занятий Археографической Комиссии 1876–1877. СПб., 1884. Вып. 7; Гурин С. Путешествие, паломничество, туризм // Размышления о Хаосе. СПб., 1998; Иерусалим в русской культуре. Сб. статей. М., 1994; Котельников В. А. Православная аскетика и русская литература (На пути к Оптиной). СПб., 1994; Лопарев Х. М. Хождение Трифона Коробейникова. 1593–1594 гг. // Православный Палестинский   сборник. СПб., 1889. Т. 9. Вып. 3; Иеромонахи Макарий и Сильвестр. Путник, 1764 / Изд. архим. Леонида // Чтения в Обществе истории и древностей российских в Московском университете. М., 1873. Т. 3; Исупов К. Г. Паломник на фоне ландшафта // «+ 972», СПб.; Иерусалим 2005, № 3; Михайловский В. Спутник православного поклонника в Святую землю. СПб., 1887. Изд. 2-е; Муравьев А. Н. 1) Путешествие по святым местам русским: В 2 т. М., 1993; 2) Путешествие по святым местам Востока в 1829 году, СПб., 1995; 3) Паломничество по святым местам <латин. текст и рус. перевод И. В. Помяловского> // Православный Палестинский сборник. СПб., 1889. Вып. 20; Никитин А. Хождение за три моря. М., 1986; Порфирий, преосв. (Успенский). Восток христианский (Ч. 1 – Афон языческий; ч. 2 – Афон христианский, мирской» ч. 3 – Афон монашеский). Киев, 1877; СПб., 1892; Прошин Г. Черное воинство. М., 1988; Путевые записки братьев Вешняковых и мядынского купца Михаила Новикова. М., 1813; Пыпин А. Н. Паломничества и путешествия в старой письменности // Вестник Европы, 1896. № 8; Серафим Святогорец (Андрей Веснин). Письма друзьям о святой горе Афонской, СПб., 1856. 3 изд.; Путеводитель во святой горе Афонской. СПб., 1854; Сахаров И. Путешествия русских людей в чужие земли. СПб., 1837. Изд. 2-е. Ч. 1; Сказание Епифания Мниха о пути в святой град Иерусалим, 1415; Трефалев Н. Странники // Русский Архив, 1866. № 4; Смотрицкий Мелетий. Апология моему странствованию на Восток <изд. Мартынова>. Лейпциг, 1863; Хождение архим. Агрефенья обители пресв. Богородицы // Православный Палестинский сборник. СПб., 1896. Вып. 48; Хождение священноинока Варсонофия к святому граду Иерусалиму // Православный Палестинский сборник. СПб., 1896. Вып. 45.

 

© Константин Исупов, 2019
© НП «Русская культура», 2019