ПОДЕЛИТЬСЯ

Ида Ивановна Андреева — кандидат филологических наук, преподаватель Высшей школы. Круг научных интересов и публикаций: литературы народов СССР и России, методика анализа художественного произведения и преподавания литературы.
Родилась в 1937, в Челябинской области. Окончила с золотой медалью школу и с отличием — отделение русского языка и литературы историко-филологического факультета Казанского университета и аспирантуру. С 1977 по 1999 год — доцент кафедры русской и зарубежной литературы КГУ, а также зам. декана университета по работе с иностранными учащимися. Дважды была командирована Министерством высшего и среднего образования для работы в зарубежных вузах: в 1982 — 1984 гг в Ханойский университет (Вьетнам), в 1988 — 1991- заведующей кафедрой русского языка и литературы Конакрийского университета (Гвинея). Награждена медалью «За освоение целинных и залежных земель» и орденом Дружбы народов Вьетнама. На фото: И.И.Андреева — участник международной конференции, посвященной 90-летию народного писателя Татарстана Аяза Гилязова и всемирно известного автора Чингиза Айтматова. Ноябрь 2018 года, Казанский университет.

 


Аяз Гилязов (1928-2002) — татарский писатель

 

 

 


Арпад Галгоци (1928 г. р.) — венгерский переводчик русской литературы

 

 

 

 

Это совершенно детективная история: печальная, но героическая, которую мне трудно передать в её драматической полноте. Поэтому я прибегну к фактам, которые даже в перечислении произвели на меня сильное впечатление. Подобных историй мы знаем не мало, но всякий раз, воплощённые в событиях конкретных человеческих судеб они трогают душу.
Итак…

Аяз Гилязов был арестован в 1950 году за чтение на заседаниях студенческого литературного кружка своих первых произведений, правдиво рассказывающих о страшном голоде в татарских деревнях первых послевоенных лет, и приговорен к 7-ми годам лагерей.

Арпад Галгоци в 1947 будучи учеником гимназии, он был арестован у себя на родине в Венгрии как член подпольной молодежной группы, выступавшей против «социализации» своей страны. За участие в антисоветских выступлениях был осужден военным трибуналом, приговорен к 20-ти годам заключения и депортирован в СССР, в один из гулаговских лагерей в Казахстане.

«Мы с первого взгляда с Аязом стали близкими»,- признается сам Галгоци. Их объединили возраст, негативное отношение к сталинскому режиму, общие духовные интересы (история, литература, мечты о будущем).

В лагере венгр очень хорошо выучил русский язык, подружился со многими русскими интеллигентами старшего поколения, которые и ввели его в мир русской литературы. Как шутливо говорит Галгоци: пребывание за колючей проволокой—«это было моё погружение в языковую среду».

Кроме того, он хорошо рисовал. Именно природный талант художника- самоучки и помог Галгоци выжить: он рисовал портреты заключённых, а те охраняли его и подкармливали. Сделал он и карандашный рисунок — своеобразный двойной портрет А. Гилязова: на первом он изображен в лагерном одеянии (ушанке и бушлате), а на втором — в костюме с галстуком. Автор композиции словно хотел сказать, что у человека на портрете впереди другое будущее, а не то, что есть сейчас, в лагере, — он обязательно будет в этом костюме и будет учиться.

В своем последнем произведении-автобиографическом романе «Давайте помолимся!» (о годах, проведенных в Карлаге) А. Гилязов среди других солагерников особо упоминает именно этого своего друга — «гордого венгра Галгоци», который в ответ шутливо называл его Батыем.

После смерти Сталина Галгоци, отсидев в лагерях 7 лет, был освобождён, но по разным причинам провёл в СССР ещё 6 лет и смог вернуться на родину только в 1960 году. Первое время трудился на разных физических работах (пригодился «лагерный» опыт!), а потом и знание русского языка. Сначала занимался техническими переводами, а затем решил попробовать свои силы и в поэзии.

Примечательно, что, пройдя через ад лагерной жизни, Арпад Галгоци не ожесточился и не озлобился против народа и страны, где прошла его юность за колючей проволокой. Наоборот, изучение русского языка и знакомство с русской литературой во многом помогли ему понять душу русского народа, найти в этом духовную опору для своего морального противостояния тяжёлым обстоятельствам лагерной повседневности. Много лет спустя Галгоци так писал об этом:«Духовность, нравственное богатство, творческий дух и искусство народа недопустимо смешивать и отождествлять с угнетающим и уничтожающим его политическим режимом».

С 1964 года Арпад Галгоци стал профессиональным переводчиком, прежде всего русской поэзии. Венгерские исследователи его творчества подсчитали, что за свою долгую жизнь он перевел более 460 стихотворений 68 русских поэтов, среди которых Пушкин и Лермонтов, Державин и Вяземский, Жуковский и Некрасов, Тютчев и Майков, И.Северянин, Блок, Есенин, Заболоцкий и многие другие.

Галгоци не только переводил русскую поэзию, но и участвовал в полготовке еженедельных радиопередач и радиопостановок по произведениям русской литературы.

Он издал отдельными книгами в собственном переводе поэмы и стихи Лермонтова (1984 и 2003), роман Пушкина «Евгений Онегин» (1991), том поэзии ХУIII -ХIХ веков (1993), сборники «Странная любовь» (1997) и «Над Волгой» (2002), в которых собраны его переводы 300-сот лирических произведений 48-ми русских поэтов двух веков, и многое другое. Все книги переводов Галгоци двуязычные: даются оригинал на русском и параллельный перевод на венгерском.

Известный венгерский литературоведа И. Маргочи так оценил выдающийся вклад своего соотечественника в дело перевода русской поэзии на угорский язык: «Уникальной заслугой Галгоци является то, что он и вправду передаёт всю гениальность поэзии этих авторов. В его переводах они заговорили так, как будто их души сумели выразить себя на родном языке.» Но первой и самой большой любовью А.Галгоци на всю жизнь стал Лермонтов с его мятущимся Парусом и гордым Демоном. Именно с переводов произведений этого русского поэта он и начал свою плодотворную литературную деятельность, которая продолжается и по сей день.

А еще он пишет интересные картины, часто создавая прекрасные копии картин известных русских художников: Крамского, Айвазовского и других.

Галгоци является лауреатом венгерской Государственной премии Аттилы Йожефа, престижной литературной премии издательства «Европа» за лучшие переводы иностранных произведений на венгерский язык, награжден серебряной Медалью А. С. Пушкина, учрежденной МАПРЯЛ за большие заслуги в распространении русского языка. Он кавалер российского Ордена Дружбы за переводы русской литературы и большой вклад в развитие венгерско-российских культурных отношений. Этот орден он получил в 2002 году из рук Б. Ельцина в Москве. Так он снова вернулся в Россию.

А в 2012 году осуществил свою давнюю мечту — сфотографироваться возле Медного всадника. когда принял участие в IV Международном конгрессе Петровских городов с докладом «Образ Петербурга и его создателя в венгерской культуре».

Но все эти годы он ничего не знал о судьбе своего татарского друга, который получил свободу только в 1957 году.

После своего возвращения в Казань Аяз Гилязев учился в университете, потом на Высших Литературных курсах в Москве, с 1963 года стал профессиональным писателем, автором пяти больших романов, около двадцати повестей, многочисленных рассказов, более сорока пьес (поставлены во многих театрах Татарстана, России и за ее пределами). Он является классиком татарской литературы, Народным писателем Татарстана, был удостоен многих литературных и правительственных наград и званий: Заслуженный деятель искусств РСФСР и ТАССР, лауреат Государственных премий им. М. Горького и Г. Тукая.

В конце жизни он рассказал о своем аресте и пребывании в лагере в романе «Давайте помолимся!» (1993 г. — на татарском), который, несомненно, занимает особое место среди других произведений на эту тему как в татарской (И.Салахов, Г. Тавлин, Р. Мустафин и др.), так и общероссийской литературе (А. Солженицын, Е. Гинзбург, В. Шаламов, А.Рыбаков и др.) и даже в мировой (А. Галгоци, Р. Шапиро) как именно художественное осмысление крупнейших исторических событий ХХ столетия: эпоха Ленина-Сталина в России, судьба российского крестьянства, сталинские репрессии 30-40-х годов, вторая мировая война через призму истории татарского народа и пережитого личного опыта писателя.

Говоря словами друга А. Гилязева, писателя Р. Кутуя, в нем «присутствует национальный характер, психологический портрет национального достоинства». Аяз Гилязов действительно достойно представляет свой народ, его язык и культуру не только в своем Отечестве, но и в мировом сообществе: сегодня его произведения переводятся на языки других народов мира (турецкий, немецкий, венгерский, казахский). На русский язык роман был переведен (Н. Ишмухаметовым) в 2017 году , а накануне 90-летия писателя состоялась его презентация в Музее истории ГУЛАГА в Москве.

И все время, до самой смерти в 2002 году, писатель пытался найти своего венгерского солагерника, так запавшего ему в душу. («В Гулаге, если дружба, то настоящая», как верно заметил на приеме в честь своего знаменитого соотечественника в Казани в 2017 году Генеральный консул Венгрии в Татарстане Адам Штифтер). Однако из-за ошибки в фамилии, которую Гилязов запомнил только на слух и писал «Голгоци», его попытки оказались безуспешными.

Но поиски продолжили семья писателя (его вдова Накия Ильгаметдиновна и трое сыновей), а также Милеуша Хабутдинова, замечательный исследователь творчества А. Гилязова, кандидат филологических наук, доцент Казанского Федерального университета,человек неуемной энергии, истинный подвижник в науке.

Разбирая архив писателя для предстоящего шеститомного издания его призведений, Накия-апа нашла его лагерный карандашный портрет. Удивительно, как оказался впоследствии похож А.Гилязов с этого рисунка на свою фотографию уже известного писателя. Милеуше Хабутдиновой удалось после достаточно сложных поисков атрибутировать рисунок. Она связалась с Генеральным консульством Венгрии в Казани и показала там этот двойной портрет. Здесь сразу помогли уточнить фамилию венгра — автора рисунка, а ещё неожиданно узнать, что он жив и является известным в своей стране переводчиком.

Вскоре удалось связаться с ним самим напрямую, через главу татарской диаспоры в Венгрии Риту Хасанову. Случилось это в 2016 году, именно тогда Арпад Галгоци по приглашению семьи Хабутдиновых ( Милеуши и ее мужа, доктора исторических наук Айдара Хабутдинова) впервые приехал в Казань и встретился с родными писателя. Он принял участие в презентации первых глав перевода книги Гилязова «Давайте помолимся» на русский язык, а также в работе очередных Державинских чтений в Казанском университете, где выступил с докладом о переводах произведений Державина в Венгрии.

А в многочисленной семье Гилязовых его встретили как самого близкого человека, чудесно обретённого родственника, который так вспоминал своего татарского друга: «Он был честным, прямым, интеллигентным человеком. Он был моим братом».

«Мы знали, что есть такой человек, и он неожиданно вошёл в нашу жизнь. Мы его нашли, и он стал связующим элементом между прошлым и настоящим.
Арпад — словно эхо из прошлого, юности нашего отца, его трагедии» (сын Искандер Гилязов, доктор исторических наук). «Как будто с дедушкой снова встретилась, ему было бы столько же лет сейчас» (внучка Зифа, дочка другого сына писателя, Мансура).

А жена писателя Накия-апа преподнесла ему тогда мраморную статуэтку своего мужа с надписью «Гордому венгру Галгоци». Принимая ее, он сказал: «Как будто получил подарок из рук моего друга Аяза».
Вернувшись на родину, А.Галгоци по просьбе и содействии татарской стороны, а также при поддержке Министерства человеческих ресурсов Венгрии, венгерского Фонда ГУЛАГА организовал перевод романа «Давайте помолимся!» на венгерский язык и сам выступил его редактором.

Через 2,5 месяца перевод был готов, а вскоре издан с предисловием Галгоци, в котором он прямо обращался к другу своей лагерной молодости: « Тебе удалось добраться до самых высоких литературных вершин, Ты стал гордостью нации. Судьба не предоставила нам такой возможности, чтобы мы встретились как успешные свободные люди. Ты оставил этот мир, но перехитрил судьбу и через 65 лет обращаешься ко мне, и сейчас я пишу предисловие к новому изданию Твоих произведений. »

Затем состоялась презентация венгерского перевода в Будапеште, куда были приглашены Милеуша и Айдар Хабутдиновы.

Примечательно, что почти одновременно с работой А. Гилязова в 90-е годы над романом «Давайте помолимся!», Арпад Галгоци писал свою трехтомную книгу «Венгры в ГУЛАГЕ», третья часть которой тоже носит автобиографический характер.

Вторично в Казань венгерский переводчик приехал в 2017 году на V-ю Международную конференцию «Восток-Запад: литература и художественная культура», на которой он представил свое выступление «Рецепция татарской и русской литературы в Венгрии». Тогда же состоялась уникальная встреча трех переводчиков произведений А. Гилязова: Ф.Котлу (Турция), А. Галгоци (Венгрия), Н. Ишмухаметова (Россия).

В 2018 году новый приезд Галгоци в Казань — на 90-летие его лагерного друга. Он представил также написанный им рассказ «Ни шагу!» о необычном бунте заключенных Карлага, случившемся по инициативе А. Гилязова.

Это своё воспоминание он привёз в Казань в качестве подарка семье друга на его юбилей (рассказ тут же перевели на русский и опубликовали в материалах конференции). Родные татарского писателя тоже не оставили своего «родственника» без внимания. На пленарном заседании супруга А. Гилязова преподнесла в дар А.Галгоци специально заказанный его портрет, на котором венгр изображен с лагерным рисунком своего молодого солагерника в руках.

В ближайшее время Татарстан и Венгрия планируют вместе снять фильм, основанный на реальных событиях необычной дружбы писателей Аяза Гилязова и Арпада Галгоци. Об этом рассказала директор ГБУК РТ «Татаркино» Миляуша Айтуганова: «Фильм планируют снимать по мотивам романа Аяза Гилязова „Давайте помолимся!“, который лег в основу киносценария и биографии писателей. Экранизацией книги и сценарием активно занимается венгерский кинокритик Иван Форгач совместно с сыном Аяза».

Так два человека — достойные представители своих народов и языков, люди непростой, но богатой, и в общем-то, успешной творческой судьбы, талантливые и честные художники, сами закономерно становятся объектом изображения в искусстве.

 

© Андреева И.И., 2018
© НП «Русcкая культура», 2019