ПОДЕЛИТЬСЯ

Татьяна Ковалькова

СВЕТЛЫЕ ЗАМЕТКИ В НЕВЕСЁЛЫЕ ВРЕМЕНА

 

В ситуации, когда две государственные киностудии Петербурга разрушаются под натиском арендаторов (Ленфильм и Лендок. Леннаучфильма нет с 2015 года), закрыт круглосуточный телеканал мирового документального кино «24 Doc», и авторские документальные фильмы можно посмотреть только два раза в год на фестивалях Артдокфест и «Послание к человеку», молодые режиссёры решили действовать. В галереи «Союз печатников» (что находится на улице Союза печатников, 17) открылись кинопоказы авторского документального и игрового кино, знакомящие зрителя с современной повесткой дня.  Фильмы, созданные вопреки логики отечественного кинопроизводства, уже были отмечены разными международными наградами: номинациями на Оскар, Каннского фестиваля, призами многих других престижных смотров кино. В это очень уютное место в районе Мариинского театра уже «проложена дорожка» первоклассными выставками, камерными концертами и редкими книгами для петербургских интеллектуалов. Пандемия приостановила это движение по нарастающей, но с весной пришли и надежды на интересный культурный сезон. Клубные показы привлекательны своей непринуждённостью, спонтанными знакомствами, острыми дискуссиями в элегантной форме.

Сезон открыл  нашумевший фильм Ксении Охапкиной «Бессмертный», производство Эстония-Латвия (гран-при фестивалей в Карловых Варах, Артдокфеста, номинация на Оскар), который из-за пандемии не смог пройти в прокате. Несмотря на то, что откликов в российской прессе было не мало, но все они достаточно поверхностно отражают суть явления. Стиль российских СМИ — дерзкий и всезнающий, подчеркивает свою принадлежность к стране в одну шестую часть мира, где всего много: и людей, и ресурсов, и талантов — кто их считает… Каждый художник мечтает о вдумчивой статье критика, которая бы сформировала общественное мнение. Но критика у нас перестала любить художников бескорыстно. По большей части — это тексты, выдержанные в корпоративной этике. Что утрачено? Бескорыстное служение искусству и понимание ценности самого художника, который всегда больше своего отдельно взятого произведения. У нас стало вырабатываться нечувствие к формуле: «в этой стране отдельно взятый человек не значит ничего». Это очень опасное закрепление навыка. Напротив, наши соседи из «маленьких» стран Прибалтики такого навыка, к счастью, не приобрели, хотя и страдали не меньше. Подтверждением тому служит уже опубликованный на нашем портале диалог Ксении Охапкиной и эстонского кинокритика Филиппа Крусваль по поводу фильма «Бессмертный». Прошло более года, но этот текст остаётся самым точным и тонким проникновением не только в авторский замысел фильма, но и в самого автора.

http://russculture.ru/2019/12/01/%d1%80%d0%be%d1%81%d1%81%d0%b8%d0%b9%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b5-%d0%bf%d1%80%d0%b5%d0%bc%d1%8c%d0%b5%d1%80%d1%8b-%d1%84%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d0%bc%d0%b0-%d0%ba%d1%81%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b8-%d0%be%d1%85/


Ксения Охапкина — инициатор кинопоказов на площадке «Союз печатников» и куратор программы, 13 марта во время показа своего фильма «Бессмертный.

 

Второй показ: фильм Марии Мурашовой «Собиратели морской травы», производство Россия-Франция. 20 марта, суббота.

Фильм Марии был показан в конкурсной программе более тридцати российских и международных кинофестивалей, таких как «Послание к человеку», Docker, «Артдокфест», ММКФ, Cinesale, FI Jean Rouch, Clermont-Ferrand, Lussas. Во Франции и России стал призёром.
Мы наблюдаем поток жизни в отдалённой точке пространства, на окраине Соловецкого архипелага, который образуется вокруг простейшего занятия — добычи водорослей-ламинарий самым первобытным способом. Сельские пасторали, косы морской травы , развешенные на колючей проволке, бесхитростные диалоги мужичков с рельефными лицами, — всё это мир, увиденный сквозь магический кристалл: прекрасный и отстранённый. Интересно наблюдать как время проходит сквозь этих людей: не возникает вопросов об их прошлом, не очень беспокоит их будущее, хотя и то и другое для них явно не безмятежны. Им здесь хорошо и это единственно, что важно автору фильма. Этакая «Новая Элоиза» Жан-Жака Руссо, сентиментальная в первичном значении этого слова (от фр. sentiments). Так искусство ли это? Может просто удвоение реальности? Антропологический метод включённого наблюдение, используемый Марией, не цель, как в визуальной антропологии, но средство для выбора изображения.
Некоторые кинокритики сравнивали манеру Марии Мурашовой с манерой Тарковского. Там, где по контексту должны были быть цезуры, паузы, Тарковский ставил свои тягучие кадры, вызывая тем самым, щемящее поэтическое чувство. Изображение Марии Мурашовой лишено поэтического мерцания или романтизма, ибо романтизм — это идея. В её авторской манере нет интеллектуального конструирования. Пожалуй, это можно было бы назвать магическим реализмом (не путать с метафизическим реализмом Ю.Мамлеева и последователей) на русский манер. Зрительские рецепторы в России за последние двадцать лет изнасилованы безобразным. Поэтому видеоряд Марии Мурашовой — как глоток чистой воды. Имеет ли он целостность киноязыка — это тема для отдельного исследования, которое возможно продолжить, когда выйдут следующие её два полнометражных фильма. В любом случае, Мария талантливо продолжает традицию ленинградской школы документального кино всегда чуткой к теме «маленького человека» и парадоксам (абсурду) русской жизни.

https://www.youtube.com/watch?v=XGs4-BGE-NA&t=1s

Мария Мурашова (слева) и Ксения Охапкина во время обсуждения фильма

 

 

Третий показ : программа короткометражных фильмов Михаила Железникова. 27 марта, суббота. 

«Этот человек, конечно, не нуждается в представлении. Но если кто вдруг ещё не в курсе: прошу любить и жаловать редкого и очень ценного человека. Редкость и ценность заключается в уникальной обаятельно-ироничной и одновременно поэтичной интонации фильмов Михаила. Кроме того Михаил — один из немногих кинематографистов, кто эстетически осваивает язык видео изображения, успешно включая его в контекст Ленинградской школы документалистики и обновляет кинотекст адекватными настоящему времени приёмами повествования. Также Михаил — создатель одного из самых интересных и любимых публикой кинособытий Петербурга — программы экспериментальных фильмов In Silico МКФ «Послание к человеку». А ещё Михаил — настоящий Петербуржец. В магазине «Союз Печатников» можно найти литературный журнал начала XX века с переводами его бабушки. Так что ловите момент, чтобы познакомиться с Михаилом или повстречаться, если Вы уже знакомы и пожать руку мастера.»

     Ксения Охапкина

 

http://zheleznikov.com/bio/?fbclid=IwAR3rF-aquw9LbTH_d5VYta17Rlei_hAmvo-wgTCPykhRmTnZ1dsO8OTyt1I

В ПРОГРАММЕ:
«Сказки на болоте» (2002), 5 мин., — видеоэссе об истории Петербурга
«Маттиола пахнет духами» (2012), 20 мин., — фильм-прогулка по внутреннему Петербургу
«Без перерывов и выходных» (2014), 26 мин., — о циркуляции вещей и человеческих жизней в пространстве комиссионного магазина
«Камешки» (2018), 11 мин., DV — «я часто нахожу на улицах фотографии незнакомых людей…»
«Ревизия» 4 мин., «Инверсия», 7 мин., (2020) — исследования случайно найденных старых фотографий
Продолжительность программы: 74 мин.

 

 

Четвёртый показ: фильм Сергея Дебижева «Русский сон». 2 апреля, пятница. 19.00

У нас в гостях петербургские легенды: режиссер фильма — Сергей Дебижев и его героиня — Марина Алби.
Сергей Дебижев — человек, владеющий магией кино — его фильмы буквально вдавливают зрителя в кресло, погружая в волшебный сон длиной в киносеанс, а кинематографисты мечтают оказаться в его творческой группе, так как каждый новый проект Сергея — праздник воображения. Художник и искусствовед по образованию, в конце 1980-х Сергей начинает работать в кино в качестве художника-постановщика у Александра Сокурова.

В это же время героиня фильма Марина Алби, аспирантка Колумбийского университета. решает помирить США и СССР и запускает вещание советского телевидения в Америке. С тех пор много воды утекло: Сергей снял более тридцати фильмов, в том числе игровые; «Два капитана 2», «Комплекс Невменяемости», «Золотое сечение», а Марина Алби теперь спасает мир через просвещение и просветление: она открыла вегетарианское кафе «Ботаника», преподает йогу, а также религию и искусство на филфаке СПбГУ.

В фильме «Русский сон» Марина отправляется из Петербурга в русскую глубинку на старом отечественном автомобиле, сообщив о путешествии своему другу Кенни. Для Марины и Кенни сердце России находится в русской литературе, но о том, как живут люди за пределами отвлеченного, литературного Петербурга им известно немного.
Фильм выстроен так, что зритель ощущает себя попутчиком Марины, ее приятелем, с которым она делится своими впечатлениями от встречи с действительностью русской глубинки и размышлениями о том, как сделать Россию счастливой.

 

 

ПРОГРАММА ПОКАЗОВ ДО КОНЦА МАЯ ПОЯВИТСЯ В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ.

 

 

©»Русская культура», 2021