ПОДЕЛИТЬСЯ

Когда крейсер «Мальборо» отходил от крымского берега, на его борту не было младшей дочери Императрицы Марии Фёдоровны Великой Княгини Ольги Александровны.

Ещё в октябре 1918 года она объявила матери, что решила вместе с мужем покинуть Крым и отправиться на ещё свободный от большевиков Кавказ, где Николай Куликовский собирался поступить в Добровольческую армию. В ответ Вдовствующая Императрица заявила, что их отъезд является «безрассудным» и «эгоистичным» поступком. В один из ноябрьских дней Мария Фёдоровна посетила своего зятя Куликовского, пытаясь убедить его остаться в Крыму, поскольку уезжать на Кавказ «где так опасно и всё по-прежнему перевёрнуто с ног на голову», крайне безрассудно, а самое главное нецелесообразно. Но все попытки убедить дочь и зятя разбились о твёрдое желание поскорее покинуть Крым.

Вдовствующая Императрица Мария Фёдоровна на свадьбе Великой Княгини Ольги Александровны и Николая Александровича Куликовского. Ноябрь 1916 г. ГА РФ

 

Великая Княгиня Ольга Александровна в форме сестры милосердия. 1916 г. ГА РФ

Именно в эти дни полнейшей неопределённости, между Императрицей Марией Фёдоровной и Николаем Александровичем Куликовским образовалась бездна непонимания и взаимной обиды. В эмиграции этот крымский конфликт ляжет в основу холодного отношения Вдовствующей Императрицы к своему зятю. Она не забудет нанесённую ей обиду, и станет относиться к Куликовскому с холодной презрительностью, постоянно давая понять, что, хотя он и женат на Великой Княгине, всё равно остаётся «простолюдином». А тогда, в ноябре 1918 года Мария Фёдоровна, накануне отъезда младшей дочери, гневно отзывалась о Николае Куликовском на страницах своего дневника: «Как же я разочарована в нём, ведь он считает себя настолько значительным и думает, что ему дозволено вести себя так своенравно и эгоистично и тем самым причинить мне страшное горе».

Сама Великая Княгиня Ольга Александровна следующим образом описывала своё решение уехать на Кавказ: «Мы с мужем обсудили ситуацию и пришли к мнению, что было бы неразумно оставаться в Крыму. Я ожидала второго ребёнка и нервничала при мысли о том, что моё состояние может помешать нам уехать. Мы хотели уехать, пока у нас была такая возможность… Наконец, атмосфера стала настолько напряжённой, что мы решили осуществить свои планы».

14 января 1919 года Ольга Александровна с мужем и маленьким сыном Тихоном покинули Крым. В этот день, разочарованная отъездом дочери мать излила свою душу на страницах своего дневника: «Ольга покинет меня сегодня и, наверное, навсегда. Они будут так далеко, что я даже не смогу получать телеграммы или письма, исключая переданные с оказией, но оказии ведь так редки! Она пришла с милым маленьким мальчиком Тихоном и осталась на завтрак, также, как и Ксения. Милый малыш сразу же уселся за стол и откушал с нами. Тут же, после завтрака пришли попрощаться он (Куликовский) и Комов. Я видела, как мимо прошёл проклятый пароход, который увезёт их. Я была весьма суха с ним (Куликовским), поскольку именно он причинил мне такое тяжёлое горе. Просто попрощалась с ним так же, как с милым моим малышом и Комовым. Ольга ещё побыла у меня — до двух часов пополудни, когда мне пришлось оторвать от сердца мою любимую Беби! Какая же это жестокость, просто-напросто грех, ведь он отнял её у меня, да ещё в такое время! Господи, спаси и сохрани её!.. В результате всей этой нервотрепки, после столь жестокой сцены прощания снова чувствовала себя нездоровой».

Вдовствующая Императрица Мария Фёдоровна с внуком

Грустное и тяжёлое прощание с матерью также оставило глубокий след и в душе Ольги Александровны, она переживала за неё, искренне сочувствуя её горю, но твёрдо стояла на своём. Об этом дне Великая Княгиня позднее писала: «Мы кинулись к Мама чтобы попрощаться, но встретили холодный приём. Она была очень огорчена и недовольна тем, что мы уезжаем… Она настаивала, что мы несём ответственность за неё. Мы же возражали на это, что мы также несём ответственность и перед нашими детьми, их будущим и что из «мышеловки» (так  мы называли Крым) надо поскорее выбираться, пока она не прищемила нас всех. Это было грустное и горькое прощание, но мы никогда не пожалели о своём поступке».

Станица Новоминская весной. Картина Ольги Александровны. Коллекция О.Н. Куликовской-Романовой

Куликовские отплыли на пассажирском судне в Новороссийск, а оттуда они отправились в маленькую казачью станицу Новоминская на Кубани. Великая Княгиня работала в огороде, ухаживала за садом, трудилась в поле наравне с местными крестьянами. «О лучшей жизни я и не мечтала, — признавалась Ольга Александровна. — Мы вновь обрели убежище и были далеко от смуты и невзгод». В апреле 1919 года у неё родился второй сын, который получил имя Гурий, в честь одного из трёх братьев-героев Панаевых (Борис, Гурий и Лев), служивших в Ахтырском полку (шефом была Ольга Александровна) и павших в боях ещё в 1914 году.

Великая Княгиня Ольга Александровна с мужем Н.А. Куликовским и сыновьями Тихоном и Гурием. 1922 г.

Осенью 1919 года красная армия развила наступление и начала подходить к Новоминской. Куликовским вновь пришлось бежать, они спешно собрали свои пожитки и двинулись в путь. «Я не могла сдержать слёз, потому что была так счастлива в этом безмятежном краю», — позднее признавалась Великая Княгиня. На короткое время Куликовские остановились в армянском монастыре, но их путь лежал далее — в Ростов, где царили хаос и полная неразбериха. Им с трудом удалось достать билеты на поезд, который следовал до Новороссийска. В самый канун Рождества, Куликовские отправились к черноморскому побережью, чтобы навсегда покинуть Россию. По воспоминаниям Великой Княгини, поезд был ужасно грязным, а вагон кишел всевозможными паразитами, но это была последняя соломинка для спасения. Прибывшие в Новороссийск Куликовские не смогли найти съёмного жилья, поскольку город был переполнен беженцами с севера. К счастью для Ольги Александровны, её разыскал датский консул Томас Шкютте, который пригласил голодных и искусанных насекомыми Куликовских, походивших больше на оборванцев, к себе домой, где они прожили около месяца, надеясь на чудо. Но чудо не случилось, большевики стремительно продвигались к побережью Чёрного моря. В феврале 1920 года один из генералов Белой Армии предложил Великой Княгине и её близким покинуть Россию на частной яхте, но получил от Ольги Александровны деликатный отказ. Позднее стало известно, что эта яхта во время перехода разбилась о рифы близ Варны и затонула. Тянуть с отъездом больше было нельзя, дальнейшее промедление грозило катастрофой…

13 марта 1919 года Ольга Александровна с семьёй поднялась по борт пассажирского судна «Габсбург», чтобы навсегда покинуть свою Родину. Корабль был переполнен беженцами, мест на судне не хватало, но Куликовские смогли найти тесную каюту, которую они занимали вместе с другими пассажирами. «Мне не верилось, что я покидаю Родину навсегда. Я была уверена, что ещё вернусь, — вспоминала Ольга Александровна. — У меня было чувство, что моё бегство было малодушным поступком, хотя я пришла к этому решению ради своих малолетних детей. И всё-таки меня постоянно мучил стыд». Уже через два дня, после тяжёлого морского перехода, корабль бросил якорь у Дарданелл.

Великая Княгиня Ольга Александровна оказалась последней из Романовых, кто смог в бурю революционных потрясений и полной анархии покинуть Россию. Никому из Романовых больше не суждено было увидеть свою Родину, побывать там, где они провели счастливое время детства и юности. Для них начиналась новая эмигрантская жизнь. И для большинства она была далеко не лёгкой. На Родину вернулось другое поколение романовской семьи, те, кто уже родился в эмиграции и знал, что такое «Императорская Россия» лишь по рассказам родителей, дедушек и бабушек.

Это были уже другие Романовы и совсем другая Россия.

 

 

Библиография

Александр Михайлович, Великий Князь. Книга воспоминаний. Москва, 1998.

Воейков В. С царем и без царя: Воспоминания последнего дворцового коменданта Государя Императора Николая II. Москва, 1995.

Гавриил Константинович, Великий Князь. В Мраморном дворце. Нью-Йорк, 1955.

Гаршин М. Королева Эллинов Ольга Константиновна. Прага, 1927.

Кудрина Ю. Мария Фёдоровна. Москва, 2009.

Кирилл Владимирович, Великий Князь. Моя жизнь на службе России. Москва, 2006.

Кшесинская М. Воспоминания. Москва, 1992.

Лобашкова Т. Бумаги Константиновичей. Князь Гавриил Константинович. Москва, 2016.

Мария Павловна, великая княгиня. Воспоминания. Москва, 2001.

Мария Фёдоровна, Императрица. Дневники. Москва, 2006.

Ольга Александровна, Великая Княгиня. 25 глав моей жизни. Москва, 2017.

Палеолог М. Дневник посла. Москва, 2003.

Пчелов Е. Романовы. История династии. Москва, 2001.

Родзянко М. Крушение Империи. Государственная Дума и Февральская 1917 года революция. Вэлли-Коттедж, Нью-Йорк, 1986.

Фирсов С. Николай II. Пленник самодержавия. Москва, 2010.

Шавельский Г. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота. Т. 2. Нью-Йорк, 1954.

Шевцова Г. Красные маки для княгини. Москва, 2017.

Юсупов Ф. Мемуары. Париж, 2011.

Ящик Т. Рядом с императрицей. Москва, 2006.

Кадетская перекличка. Нью-Йорк, №3, 1972.

 

Crawford, Donald (2011). The Last Tsar: Emperor Michael II, Edinburgh: Murray McLellan.

Chavchavadze David. The Grand Dukes. New-York, 1989.

Gray Pauline. The Grand Duke’s Woman. London, 1976.

Maria Georgievna («Grand Duchess George»). A Romanov Diary. New-York, 1988.

Van der Kiste John, Princess Victoria Melita, Sutton Publishing, 1991.

Van der Kiste, John & Hall Coryne. Once a Grand Duchess: Xenia, Sister of Nicholas II, Sutton Publishing, 2002.

Van der Kiste, John (2004). The Romanovs: 1818–1959. Stroud, UK: Sutton Publishing.

Vorres, Ian (1985). The Last Grand Duchess. London.

 

Romanov Roman, Prinz. Am Hof des letzen Zaren, 1896-1919. München, 1997.

 

 

© Иван Матвеев

© НП «Русская культура»