ПОДЕЛИТЬСЯ

Эпос, былины не вызывают вдохновения у современных творцов. Жанр покрылся пылью хрестоматийных взглядов. И всё же, периоды забвения не раз сменялись в истории культуры неожиданным расцветом интереса к эпическим песням. Это связано с подъёмом, либо угасанием самосознания народа, а так же с появлением творческой элиты.

Предлагаю вниманию читателей аудиозапись «Садко» в исполнении артиста Олега Белова с предварительным комментарием.

Известно, что эта новгородская былина стала популярной благодаря творчеству Н.А.Римского-Корсакова, И.Е.Репина, В.М.Васнецова, увлеченных «неорусским стилем». С лёгкой руки этнографов романтический интерес к родной старине породил модерн в разных сферах искусства конца XIX – начала XX в. В числе первых отечественных археологов и этнографов был Иван Петрович Сахаров, собравший и издавший «Песни русского народа» в 5 томах (1838-1839) и ещё много других трудов по фольклору русского народа. Он же ввел термин «былины». Несмотря на грандиозный вклад в отечественную этнографию, в 1854 году Сахаров подвергся критике А.А.Григорьева, поэт обвинил его в искажении «песен», нарушении их лексики, мелодического строя и ритма. Собирание и систематизацию фольклора продолжили такие авторитеты как А.Н.Афанасьев, В.И.Даль, В.Ф.Миллер и другие исследователи.

Былина «Садко» была записана в Олонецкой губернии. Приключения гусляра начинаются с того, что он испытывает финансовые трудности, его не зовут играть на пирах. Соскучившись Садко идет на берег озера Ильмень, где нежданно-негаданно встречается с Морским царём. Сюжет былины общеизвестен, поэтому в центре моего внимания только духовное содержание и стиль устного исполнения.

Некоторые специалисты считают, что Садко – это прозвище от старинного слова садкий – ловкий, увёртливый, хваткий. Тогда ударение должно падать на первый слог – Садко. Былинный Садко действительно такой. С помощью Морского царя из бедного музыканта он превращается в богатого, оборотистого купца. Многие исследователи полагают, что прообразом Садко стал новгородский купец Содко Сынитич. О нем упоминает летопись 1167 года. Возможно. Хотя для слушателей важнее другое – правда. История о Садко-гусляре содержит ту духовную составляющую, которая до сих пор привлекает слушателей. Она прозрачна в контексте христианской культуры, которая традиционно очень широко использует символы. Одним из  таких символов является «море» — как  образ «суетного мира», «лежащего во зле». По логике происходящего образ Морского царя, его властителя, есть образ Зла, которое стремится поработить человека, овладеть его душой. Смелый Садко возвращает себе свободу и жизнь. Это всегда актуально. Герою удаётся подняться со «дна» благодаря девушке-Чернавушке, выбранной по совету святого Николы Можайского. Известно, что «чернью»  назывались люди бедные, простолюдины. Не значит ли это, что гордый купец Садко вступил на путь нестяжания, смирения и за это получил спасение? В Новгородской области есть река Черная и река Чернец. Обе они относятся к бассейну озера Ильмень. Можно трактовать персонаж «девушка-Чернавушка» как метафору реки, точнее, нового пути — скромной жизни. Такой образ мог вдохновить древнего поэта.

Для объяснения стиля художественного исполнения былины привожу слова академика Вс.Ф.Миллера: «Житейский опыт показывает, что в неграмотной народной среде события, случившиеся лет сто или полтораста тому назад, спутываются и основательно забываются. А между тем в деле сохранения былин народной памяти приписываются чудеса: считается правдоподобным, что олонецкие крестьяне нашего времени сохраняют в былинах наследие, переданное им длинным рядом поколений их предков, некогда сложивших эти песни. Над вопросом, как могло дойти до нас столько отдаленной старины в былинах (а она действительно в них оказывается), как-то мало задумывались». «Очевидно, такая случайная передача былин от поколения к поколению, если б она всегда была только такова, не могла бы донести до нас старинного былевого репертуара не только отдаленных времен, но даже XVI или XVII века. Поэтому, совершенно естественно, мы приходим к мысли, что у нас на Руси, как у большинства народов, имеющих эпические сказания, были профессиональные их хранители, обрабатывающие их, исполнявшие их в народе и передававшие их в своей среде новым поколениям профессиональных певцов. Они разносили свои былевые песни (как и многие другие) в народе, содействуя таким образом распространению интереса к эпической истории Руси. Записанные в наше время былины не что иное, как разошедшийся в народе былевой репертуар старинных профессиональных певцов, какое бы название они ни носили. (…)»

Вс. Ф. Мил¬лер. Очерки русской народной словесности. Т. 3. Былины и исторические песни. М.—Л., Госиздат, 1924, стр. 3—90.

Артист Олег Белов читает былину мелодично, исходя из лексической структуры и ритма самой былины. Для меня это убедительно, потому что она звучит органично, легко и красиво.

 

Редактор – Надежда Рогожина

Музыкальное оформление — Дмитрия Прокопьев

Звукорежиссеры — Дмитрий Прокопьев, Святослав Драчёв