Об авторе

525
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Елизавета Леонидовна Миллер (урожд. Лозинская) родилась 30 мая ст. стиля 1884 г. в Петербурге, в семье известного юриста Леонида Яковлевича Лозинского, и была старшей сестрой не менее известных филологов Михаила Леонидовича и Григория Леонидовича Лозинских[1]. Окончила Литейную женскую гимназию, затем Высшие женские курсы (1905), через несколько лет, уже замужней дамой, – курсы Alliance Française, по окончании которых в 1914 г. ей было присвоено звание домашней учительницы. 29 июня ст. стиля 1907 г. была обвенчана с присяжным поверенным Владимиром Анатольевичем Миллером, другом ее брата Михаила и учеником ее отца. У Миллеров было двое детей, умерших в детстве.

В октябре 1918 г. супруги Миллер покинули Россию и после нескольких лет, проведенных в Дании и Англии, обосновались в Париже, где прожили 26 лет. После Второй мировой войны, в 1947 г., вынуждены были покинуть Францию: В. А. Миллер был обвинен в коллаборантстве и в судебном порядке лишен права проживания в стране. Миллеры перебрались в Южную Африку, в Иоганнесбург. Владимир Анатольевич скончался в 1958 г., однако и после его смерти французские власти не разрешили вдове вернуться во Францию. Последние годы жизни Е. Л. Миллер провела в старческом доме Cransley House под Иоганнесбургом, куда устроилась в июне 1959 г. В этот период она сотрудничала в южноафриканских газетах, в нью-йоркском «Новом русском слове», работала над воспоминаниями и готовила свой обширный личный и семейный архив для передачи Архиву русской и восточно-европейской истории и культуры (Бахметевскому) при Колумбийском университете (Нью-Йорк). Последние документы, переданные архиву, датированы 1967 г.

Хронологически материалы архивного собрания Миллер охватывают период от рубежа XIX–XX веков до 1940–60-х гг.; тематический и географический спектр их не менее разнообразен: от воспоминаний о петербургской Литейной гимназии и Северном профессорском уголке под Петербургом до жизни эмигрантских колоний в Дании, Англии, Франции, Южной Африке и событий Второй мировой войны с их последующим осмыслением представителями различных кругов эмиграции и коренного населения стран рассеяния.

По происхождению Миллер принадлежала к высшему интеллигентскому (преимущественно университетскому) кругу; благодаря профессии отца была неплохо знакома с жизнью и профессиональным бытом юридического сословия; кроме того, близко знала многих бывавших в доме литераторов, друзей брата Михаила, и имела возможность следить за литературной жизнью и принимать в ней участие, хотя никогда не причисляла себя к писательскому цеху. Замужество позволило ей увидеть «изнутри» жизнь военных кругов (отец В. А. Миллера, генерал-майор А. И. Миллер, был военным инженером). В хранящихся в собрании Миллер многочисленных документах и разнообразных мемуарных текстах нашли отражение многие давно ушедшие в прошлое детали и малоизвестные обстоятельства российской действительности до- и пореволюционных лет, а также периода эмиграции (например, заметки о русском суде и работе присяжных поверенных, о некоторых судебных курьезах, о последней встрече М. Лозинского с Н. Гумилевым в тюрьме[2], об эмигрантских благотворительных организациях, о жизни датской, английской, французской ветвей диаспоры, русской колонии в Иоганнесбурге и мн. др.).

Мемуарные фрагменты под общим названием «Женщины русской эмиграции» занимают в собрании особое место. Прежде всего, по объему – сорок две страницы убористой печати. Во-вторых, в жанровом отношении: автор называет их очерком, хотя содержательно и структурно полный корпус вполне можно квалифицировать как попытку биографического словаря. В-третьих, своеобразен выбор персонажей: главными героинями выступают женщины, мужские же имена упоминаются в тексте как «фоновые».

Текст, написанный по старой орфографии, представляет собой авторизованную машинопись с многочисленными рукописными добавлениями, исправлениями и уточнениями. Общее количество статей – сто двенадцать[3], они различны по объему и степени детализации и не всегда расположены в алфавитном порядке: мемуаристка вспоминала многие имена по ходу работы и вносила их в общий корпус по мере припоминания (в предисловии автор называет сложившийся порядок повествования «более или менее» алфавитным). Несмотря на столь внушительное число имен, список, по мнению автора, «далеко не полный», что объясняется основополагающим принципом отбора персоналий: Миллер писала лишь о тех, кого хоть в какой-нибудь степени знала лично или по их деятельности. Она подчеркивает, что не будет касаться личных качеств тех, о ком пишет, «поскольку люди других оценивают по-разному», и постарается избежать «фаворитизма», – намерение, которое, на взгляд беспристрастного современного читателя, не удалось исполнить.

Текст приведен в соответствие с современными нормами орфографии и пунктуации, за исключением ряда случаев, отражающих типичную для поколения и круга Миллер специфику написания (СПБ., лэди, мущина, Императорский, Государь, оффициальный и пр.); публикуется по ксерокопии, сверенной с оригиналом, с сохранением принятой в последнем последовательности статей. Публикатор благодарит американский фонд АЙРЕКС, грант которого 1993–94 гг. сделал возможной работу в архиве, и сотрудников архива за любезно предоставленное разрешение на публикацию.

О. Р. Демидова

 

Примечания

[1] См. о них: Русские писатели. 1800 – 1917. Биографический словарь. Т. 3. М., 1994. С. 382–384; Незабытые могилы: Российское зарубежье: некрологи 1917 – 1999: В 6 т. Т. 4. М., 2004. С. 204 соответственно; кроме того, см. воспоминания Миллер о М. Лозинском, опубликованные Ив. Толстым // Русская мысль. Париж. 1990. 6 апреля: Литературное приложение. № 9. С. XVIII.

[2] Другой, не менее интересный сюжет, связанный с Гумилевым, – история знакомства и встреч с ним в доме Лозинских, описанная в письмах В. М. Романович, и посвященные ею ему стихи // Новый журнал (Нью-Йорк). 1994. № 195 (публ. О. Р. Демидовой).

[3] Тридцать из них с подробным комментарием опубликованы нами в сб. «Благотворительность в истории России: Новые документы и исследования» (СПб.: Нестор-История, 2008. С. 68–92).

 

© Демидова О., 2019
© НП «Русcкая культура», 2019