ПОДЕЛИТЬСЯ

105 лет назад в Галиции, атакуя неприятельскую позицию, погиб князь Константин Александрович Багратион-Мухранский. Ему было всего 26 лет. И хотя князь не был по крови Романовым, его супруга княгиня Татьяна Константиновна после революции, уже в эмиграции станет одной из самых известных лиц Императорской Фамилии, примет монашество и позднее возглавит крупнейший женский монастырь Русской Зарубежной Церкви. Со временем память о Багратион-Мухранском сотрется из человеческого сознания, особенно на его родине. Многие будут помнить лишь романтическую историю любви грузинского князя и русской княжны…

Князь Константин Александрович Багратион-Мухранский родился 2/14 марта 1889 года в Тифлисе в семье князя Александра Михайловича Багратион-Мухранского и княгини Нины Иосифовны, урождённой Тархан-Мурави. Константин Александрович принадлежал к младшей ветви Дома Багратионов, некогда правившей в Грузии до присоединения к России. Но поскольку даже в лице старшей ветви Багратионов – светлейших князей Багратион-Грузинских – князья Багратион-Мухранские были лишь «верноподданными рабами нашими», то семья Константина Александровича никаким царским статусом не обладала, будучи всего лишь знатным дворянским родом Российской империи.

Князь Александр Михайлович и княгиня Нина Иосифовна – родители Константина Александровича Багратион-Мухранского

Отец Константина Александровича был участником турецкой компании 1877–1878 гг. в составе Стрелкового батальона, а позднее Северского Драгунского полка. За взятие Аларджинских высот он был удостоен Георгиевского креста. Вернувшись к мирной жизни, князь дослужился до звания статского советника и позднее работал чиновником для особых поручений при наместнике Кавказа. Его жена – Нина Иосифовна – была дочерью участника покорения Кавказа и Крымской войны генерал-адъютанта Иосифа Давыдовича Тархан-Мурави. В семье помимо младшего Константина воспитывалось ещё пятеро детей.

Детские годы Константина Александровича прошли в старинном и тихом Тифлисе. Здесь же он окончил гимназию, и выбор с чем связать свою жизнь у него в общем-то не стоял. Князь решил пойти по стопам своих предков и стать военным. Блестяще сдав экзамены, в 1901 году Константин Александрович поступает в Пажеский корпус, получив звания пажа-кандидата. Успешно окончив учёбу и сдав экзамены, в 1908 году князь был зачислен в пажи при Высочайшем Дворе, а на следующий год он становится корнетом в кавалерийском Ея Величества Государыни Императрицы Марии Фёдоровны полку.

Зимой 1910 года молодой корнет был приглашён погостить в подмосковное имение великого князя Константина Константиновича Осташево. Константин Александрович быстро сдружился с сыновьями великого князя, особенно он стал дружен с князем Олегом Константиновичем, – юношей, одарённым недюжинным литературным талантом. Будучи в Петербурге, Константин Александрович заглядывал к своему другу в Павловск, где он познакомился с его старшей сестрой княжной Татьяной Константиновной. Молодые люди катались на лодке, устраивали прогулки по парку, проводили бόльшую часть времени вместе, и вскоре поняли, что полюбили друга.

Гимназист Константин Багратион-Мухранский. Грузинская Национальная Библиотека

Князь Константин Александрович Багратион-Мухранский. 1900-е г.

Камер-паж Багратион-Мухранский. Грузинская Национальная Библиотека

Князь Константин Александрович в имении Осташево. 1910 г. Грузинская Национальная Библиотека

Вскоре об отношениях дочери узнали её родители. Великий князь Константин Константинович записал в своём дневнике: «По возвращении с поездки меня ожидало горе. Жена, очень взволнованная, передала мне свой длинный разговор с Татианой, которая призналась в своей любви к Багратиону. Им помогал Олег, передав ему о чувствах, и взявшись доставлять письма. Дошло даже до поцелуев».

Багратион-Мухранскому было приказано покинуть Петербург, а Татьяна Константиновна вскоре слегла от горя. Для решения вопроса о возможности заключения брака между княжной и её возлюбленным был созван семейный совет: «Говорили о необходимости разрешить великим князьям и княжнам Императорской Крови вступать в морганатические браки, для чего надо выработать условия дозволительности их, – писал в своём дневнике великий князь Константин Константинович. – Государь не высказал решительного запрещения на брак Татианы с Багратионом, но подтвердил моё решение, что надо терпеливо выждать прохождения целого года с 20 августа, когда Татиана нам созналась».

В конечном итоге, в 1911 году Император Николай II издал указ, разрешивший князьям и княжнам Крови Императорской вступать в браки с лицами не равного положения, но потомство от таких браков лишалось прав на престол. Таким образом, брак с Багратион-Мухранским оказался возможным, но перед свадьбой Татьяна Константиновна была вынуждена отказаться от своих прав на российский престол как член Российского Императорского Дома, хотя об этом она никогда не жалела. Её главное желание – быть с любимым человеком – наконец-то исполнилось. В мае 1911 года в Крыму состоялась её помолвка с Багратионом. В письме на имя великой княжны Ольги Николаевны полная счастливых переживаний Татьяна Константиновна рассказывала: «Я не знаю, что писать, потому что ничего такого не делаю. Я ровно ничего не читаю – т. к. книги теперь в меня не лезут. Очень много вышиваю и тороплюсь кончить работу. Мама часто читает вслух по-немецки. По вечерам мы все вместе играем в игры, днем гуляем. Погода чудная, жаркая, но ветер. Ездила до сих пор не дальше Орианды. Мне очень тоскливо без жениха, зато будет так хорошо, когда он опять вернется. Сегодня ночью он выедет из Тифлиса. Такая будет радость, когда он приедет. Надеюсь, что ты увидишь нас вместе, надеюсь, он тебе понравится. По-моему, иначе и быть не может – но это глупо говорить в моем положении невесты – такие вещи – но это оттого, что я в состоянии невменяемости – Ты с таким состоянием, верно, еще не знакома, но, уверяю Тебя, что ничего нет лучше до поры до времени».

С будущей супругой в имении Кичкинэ в Крыму. Архив княгини И. С. Багратион-Мухранской

Свадебная фотография молодых супругов. Архив княгини И. С. Багратион-Мухранской

Княгиня Татьяна Константиновна и князь Константин Александрович Багратион-Мухранские. Архив княгини И. С. Багратион-Мухранской

24 августа / 6 сентября 1911 года в Павловском дворце, в присутствии всех членов Императорской Семьи, состоялась скромная свадьба княгини Татьяны Константиновны и князя Константина Александровича Багратион-Мухранского. «Татиана была в красивом белом платье с серебром и шлейфом, в Екатерининской ленте и с бриллиантовой звездой, – вспоминал в эмиграции князь Гавриил Константинович. – На голове у неё, вместо “fleurs d‘orange”, была надета бриллиантовая диадема». Отныне, согласно указу Государя, Татьяна Константиновна титуловалось её высочеством княгиней Багратион-Мухранской, а во время высочайших церемоний она должна была следовать последней, поскольку её брак с грузинским князем считался при дворе морганатическим. В мемуарах Гавриила Константиновича описывается случай, который ясно показывает, что статус князя Багратион-Мухранского был намного ниже, чем у его жены: «Дяденька приехал с Татианой: он вывозил её на придворные торжества, потому что муж её, не будучи “высочайшей особой”, не мог сидеть в царской ложе и участвовать в высочайших выходах вместе с ней».

Несмотря на статус брака, супруги были счастливы. Главным для них было то, что они были вместе. Полная радости и надежд княгиня Татьяна Константиновна писала о своём муже: «Мой Костя замечательно трогательный муж». 12/21 августа 1912 года в Павловске Татьяна Константиновна родила первенца – сына, который получил имя Теймураз. «Теймуразик растет, и весит теперь почти 11 фунтов, – писала счастливая мать великой княжне Татьяне Николаевне. – Я ужасно счастлива, что могу сама кормить его, это такое нравственное удовлетворение. Георгий и Вера постоянно забегают и любуются им. Георгий также крестный отец и обносил Теймуразика вокруг купели один раз. Как бы я хотела тебе показать Теймураза: ты так много спрашиваешь о нем и он действительно чудесный человек. Сначала глаза его были синие, но все время темнели, так что теперь и неизвестно, какого они цвета – такие темные».

В январе 1913 года Император Николай II назначил князя Константина Александровича Багратион-Мухранского своим флигель-адъютантом, о чём в личной телеграмме сообщил Татьяне Константиновне в день её рождения. «Мы были словно сумасшедшие от радости, получив телеграмму Государя. Я, прочитав её, так закричала, и мой муж так покраснел, что сестра милосердия подумала, что кто-то умер…», – писала счастливая княгиня о своих переживаниях великой княжне Ольге Николаевне.

Высочайший визит Императора Николая II в Тифлис. Стрелкой указан князь Багратион-Мухранский. Грузинская Национальная Библиотека

6/19 апреля 1914 года в имении великого князя Дмитрия Константиновича Кичкинэ в Крыму Татьяна Константиновна родила дочь Наталию. Девочку назвали в честь сестры Татьяны Константиновны, которая прожила чуть больше месяца и умерла в 1905 году от менингита.

Счастливая семейная идиллия была нарушена Первой мировой войной. Никто не догадывался, что мир больше не будет прежним. Старшие братья княгини ушли на фронт, воевать «За Веру, Царя и Отечество». Князь Олег Константинович, брат Татьяны Константиновны, в роковые дни объявления войны записал в дневнике: «В трудную минуту Царская Семья держит себя на высоте положения… Мне приятно, мне радостно, что мы, Константиновичи, все впятером на войне».

Через пару дней в составе Кавалергардского полка на фронт ушёл и князь Константин Александрович Багратион-Мухранский. О проводах мужа Татьяна Константиновна писала: «Я провела у моего Кости, на нашей квартире в полку две ночи с воскресенья по вторник. Я провожала его – встала в 2 ч. ночи. Они удивительно хорошо уходили, с песнями, а один солдат на гармонике играл! Все были очень сдержаны, хотя внутри и тяжело – но все счастливы и с восторгом идут за Царя и Родину».

Вскоре лик смерти постучался в дверь Мраморного дворца. 27 сентября / 10 октября 1914 года командовавший взводом князь Олег Константинович получил тяжёлое ранение близ деревни Пильвишки. Спустя два дня, 29 сентября / 12 октября он умер на руках у родителей в госпитале в Вильно. Даже время не могло залечить боль потери родного человека. Через несколько месяцев после гибели любимого брата Татьяна Константиновна писала в письме великой княжне Татьяне Николаевне: «Совсем не верится, что Олег действительно умер, а не уехал куда-нибудь далеко – в действительности это так и есть – только тело ведь разделяет этот мир от того».

Как и все Константиновичи, в годы войны Татьяна Константиновна занималась благотворительной работой. Она собирала и отправляла на фронт вещи для солдат и офицеров. В Павловске и Мраморном дворце открылись лазареты для раненых. Княгиня с большой теплотой и состраданием помогала раненым бойцам. На Рождество 1915 года она вместе с матерью и сыном Теймуразом вручала подарки раненым солдатам Эриванского гренадёрского полка. Каждый больной получил платок со сладостями, а сёстры милосердия удостоились чашки с сюрпризами. Вскоре Татьяна Константиновна получила от эриванцев благодарственные телеграммы, пообещав в ответ «работать для них больше и дальше», признавшись, что «в этом вся моя жизнь».

Наступил 1915 год. Никто из Константиновичей не подозревал, что в новом году в их дом вновь постучится беда. Весной 1915 года Татьяна Константиновна получила тяжёлое ранение, повредив ногу. Во время прогулки в шарабане с сыном, неожиданно для всех повозка перевернулась, и пассажиры выпали. Маленький Теймураз даже не испугался, лишь немного порезав себе лоб, в то время как его мама получила серьёзные увечья. «Полома нет, но порваны связки и шина на 10 дней положена выше колена, чтобы в колене не было выпада», – писала она великой княжне Татьяне Николаевне.

На Пасху в Павловск приехал любимый супруг княгини. Это была их последняя встреча. Во время войны они практически каждый день обменивались письмами. Пребывая на фронте, Константин Александрович делился своими переживаниями и чувствами с супругой. В одном из писем Татьяна Константиновна рассказывала великой княжне Ольге Николаевне: «Получила страшно интересное письмо мужа, который 4 дня пропадал, находясь в разведке в тылу германцев!». Из-за больших потерь офицеров на фронте Константин Александрович рвался в пехоту. Желание мужа было не по душе княгине, но все же она согласилась. 18/31 мая 1915 года князь Константин Александрович Багратион-Мухранский был по его личной просьбе переведён в 13-й лейб-гренадерский Эриванский полк командиром 5-й роты. На следующий день 19 мая / 1 июня 1915 года он пал смертью храбрых: «при атаке укрепленных германских позиций убит ружейным выстрелом в голову под Ярославом с. Загроды». Во время атаки на немецкие окопы князь первым ворвался к неприятелю, увлекая своим примером нижние чины, и сразу же был убит.

Незадолго до катастрофы

Вырезка из газеты, рассказывающая о гибели князя

Новость о гибели мужа потрясла Татьяну Константиновну. Позднее её брат князь Гавриил Константинович вспоминал: «Она сидела и была очень спокойна. Слава Богу, она очень верующий человек и приняла постигший её тяжкий удар с христианским смирением. Она не надела черного платья, а надела все белое, что как-то особенно подчеркивало ее несчастье». Великий князь Константин Константинович, ещё не оправившийся от потери сына, был окончательно сломлен печальной новостью. Князь Гавриил Константинович в своих мемуарах писал: «20 мая утром я получил записку от матушки, в которой она сообщала, что Костя убит. Ген. Брусилов, командовавший Юго-западным фронтом, телеграфировал отцу, что Багратион пал смертью храбрых 19 мая под Львовом. Он командовал ротой и был убит пулей в лоб, чуть ли не в первом бою. Отцу не сразу сообщили о смерти Багратиона. Матушка не решалась ему об этом сказать и просила дяденьку приехать из Стрельны, чтобы подготовить отца. Дяденька сразу же приехал и осторожно сообщил об этом отцу. Когда я остался с отцом один, на нем лица не было. Я, как мог, старался его утешить».

Княгиня Татьяна Константиновна собралась с силами и отправила телеграмму родителям мужа в Женеву, где они проживали в годы Первой мировой войны, не имея возможности вернуться на родину. Несмотря на повреждение ноги, Татьяна Константиновна решила ехать на похороны мужа в Грузию. Перед отъездом она навестила больного отца. Позднее княгиня рассказывала: «Прощаясь с отцом, он перекрестил меня, смотря прямо в глаза, мы оба сознавали, что больше не увидимся, и что он даёт последнее благословение».

По пути в Тифлис княгиня Татьяна Константиновна написала великой княжне Татьяне Николаевне: «Милая Татьяна! У меня безумная мысль, ответь мне по телефону, можно или нельзя. Венчаясь с Костей, я была в ленте Екатерининской, теперь, когда эта жизнь кончается, можно ли мне проводить его в той же ленте? То есть, надеть ленту и звезду на похороны? Пожалуйста, спроси Государя. Целую, Татиана. Надеюсь, второй раз приобщиться в Мцхете. Хочу скупить все розы в Тифлисе для него…».

Убитую горем вдову сопровождал брат – князь Игорь Константинович. На пути в Грузию они остановились в Харькове, где был встречен гроб с телом мужа. Князь Игорь Константинович телеграфировал матери: «Татиана – хорошо, гроб запаяли, и она Кости не видела, завтра перевезение в Мцхет». Похороны прошли в древнем соборе Светицховели – усыпальнице грузинских царей – 31 мая / 13 июня 1915 года. По воспоминаниям очевидцев, на Татьяну Константиновну невозможно было смотреть без слёз. Она так и не увидела лицо своего супруга, для неё он навечно останется в памяти живым. Спустя два дня на Кавказ пришла телеграмма о смерти великого князя Константина Константиновича. «Тогда у Игоря и у меня создалось впечатление, что каждое известие сообщает о смерти», – вспоминала этот страшный момент Татьяна Константиновна. Свидетель описываемых драматических событий полковник Евгений Вышинский, под чьим началом служил князь Константин Александрович в Эриванском полку, позднее писал другу в Петербург: «Напиши мне, как подействовала на Татьяну Константиновну смерть ее мужа; жалко ее, бедняжку; говорят, она сильно любила его. Воображаю, как она была поражена. Такого быстрого конца она, вероятно, не ожидала. Да и мы все страшно были поражены»…

Через два года в России разразилась революция, свергнувшая Императорский Дом. Быть членом некогда правившей в России фамилии стало смертельно опасно. Но благодаря покойному мужу, а точнее его фамилии, Татьяну Константиновну уже не считали Романовой. Пережив множество потерь и мытарств, она смогла покинуть охваченную гражданской войной Россию. Позднее княгиня жила в Швейцарии, а в 1946 году приняла монашество с именем Тамара и стала настоятельницей Елеонского монастыря в Иерусалиме. Её земной путь завершился в 1979 году. Родители князя Константина Александровича, оказавшиеся из-за войны в Швейцарии, так и не вернулись на Родину. Остаток дней они провели в городе Версуа, под Женевой. В 1934 году умерла Нина Иосифовна, а через год, не выдержав разлуки с женой, умер Александр Михайлович.

Могила князя Константина Александровича в соборе Светицховели

Могила князя Константина Александровича под сводами древнего грузинского собора сохранилась, пережив годы лихолетий. Все советские годы усыпальницу никто не трогал, в Грузии всегда царили другие порядки и память о предках была священной. Но сегодня уже мало кто помнит историю и судьбу человека, героически павшего на поле забытой и бессмысленной войны, чей прах покоится на родине в одиночестве, в то время как его семья разбросана по всему свету.

 

На фотографии в заставке: князь Константин Александрович в день помолвки с будущей супругой. Архив княгини И. С. Багратион-Мухранской

© Иван Матвеев, 2020
© НП «Русская культура», 2020