ПОДЕЛИТЬСЯ

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ            

 

  1. Экспансия нашего Я на внешний мир неудержима. Но однажды она достигает объективных пределов, определяемых размером Земли. В этот момент начинается эпоха Глобализации.

 

  1. Каждая эпоха уверена, что в своем развитии она достигла пределов Ойкумены, заселенного пространства. Поэтому глобализацией, в определенной мере, может считаться завершающий период каждого цикла развития общества. Глобализация сегодняшнего дня абсолютно уникальна не только своим масштабом, исчерпывающим пространственные возможности дальнейшего развития, но и совпадением завершающих этапов англо-саксонского этноса и всей западноевропейской цивилизации. Сочетание этих факторов резонансно усиливает социально-культурные процессы, свойственные глобализации и придает им особую остроту.

 

  1. Современная глобализация – эпоха предельных контрастов бытия. С одной стороны, это период максимальной пространственной целостности, которая может быть доступна человеку; период высшего развития духа, торжества идей единения и взаимоотражения друг в друге разнородных явлений. Эта тенденция формируется элитой общества, носителями 3-D ППМ, воплощаясь в мировоззрении русского космизма, учениях о биосфере и ноосфере. А с другой стороны, глобализация – это период активного распада социальных структур, период выхода на авансцену истории масс и деградации коллективных пространственных представлений. Это период столкновения идей демократии с практикой тоталитаризма; период крушения моделей, основываясь на которых западноевропейская цивилизация жила на протяжении нескольких столетий и стала тем, чем она является сегодня.

 

  1. С наступлением эпохи глобализации, социальное пространство достигает абсолютного максимума. Прежде неизменно ограниченное, локальное, теперь социальное пространство охватывает всю поверхность Земли и замыкается на себя, словно небесная сфера Нового времени. В результате, внешняя граница пространства исчезает, и само пространство превращается в бесконечность.

 

  1. Глобальность формирует ощущение тотального единства даже у носителей низших ППМ. Это единство подавляет любые границы и становится предпосылкой для интеграционных процессов во всех сферах жизнедеятельности. Любые локальные объединения этносов, культур, в том числе европейского суперэтноса, утрачивают локальную автономность. На этом фоне разрабатываются и активно внедряются в жизнь идеи толерантности, направленные на нивелирование межэтнического и национального разнообразия. В более локальном масштабе такого рода нивелирование затрагивает гендерные проблемы, разрушая самые основы человеческого бытия, на протяжении тысячелетий утверждавшиеся религией. На уровне обывателя эти идеи сливаются с представлениями о либерализме и демократии.

 

  1. Наиболее масштабным следствием процесса глобальной интеграции становится неудержимая экспансия политики, бизнеса и банковских сетей, которые преодолевают государственные границы, движимые новыми возможностями извлечения прибыли. Вырастая до громадных размеров, транснациональные корпорации и банки, в значительной мере, выходят из-под контроля конкретных национальных государств, и, наряду с многочисленными политическими союзами, превращаются в новые субъекты геополитики. Эта тенденция активно развивается и других сферах социально-культурной жизни, включая сферу искусства и религии.

 

  1. Политическая, экономическая и, прежде всего, финансовая интеграции ведут к выстраиванию невиданной прежде монополизации власти. Вопреки популярным в обществе идеям о демократизации и либерализации, эта глобальная структура обретает тоталитарный характер, имеющий все признаки фашима в мягкой форме. Эта новая глобальная сила действует вне поля внимания западноевропейского общества и формирует беспрецедентные по мощности субъективные тенденции развития, которые сталкиваются с непреодолимыми объективными процессами развития человека и общества. При этом либерально-демократические лозунги используются для достижения прямо противоположных целей.

 

  1. В разных странах формируются две группы элит, между которыми разворачивается конфликт. Одна представляет глобалистские интересы международных групп, другая – национальных. Первая представляется как либерально-демократическая тенденция, вторая – национально-патриотическая. Первая предлагается массовому сознанию как прогрессивная, вторая, чаще всего, как консервативная и даже реакционная. Но понятие элит в эпоху глобализации существенно меняется, что связано с радикальным снижением их качества.

 

  1. Освоенность всех доступных размерностей пространства в социально-психологическом плане означает завершение миссии носителей 3-D ППМ и снижение ее роли в обществе. Те, кто составлял элиту в прежние времена, выступал репрезентантами общества, теперь становятся маргиналами. На первые роли выходят носители более низких ППМ, определяющие социальную стратификацию в условиях глобального пространства. С эпохой глобализации, «отменяющей» ведущую роль носителей трехмерной ППМ, наступает время «вторых первых». Фактически, за представителей элиты начинают полагать гламурных обывателей, в результате чего в обществе усиливается роль потребительской психологии.

 

  1. В бизнесе наиболее эффективными оказываются носители одномерной ППМ, т. е. того уровня, на котором эти практики зарождались. Более высокая ППМ означает, что ее носитель обретает ценности и интересы, отвлекающие его от конкретных целей бизнеса и даже вступающие с ними в противоречие. 1-D ППМ обеспечивает максимально быстрый рост экономики. В эпоху глобализации прагматизм становится знаменем времени. Он подчиняет себе моральные и этические нормы. Всему находится оправдание с практической, т.е. финансовой точки зрения. 1-D ППМ в значительной мере определяет агрессивность, которая считается характерной для всей западноевропейской цивилизации.

 

  1. Вслед за бизнесом, в повседневной жизни и в политике начинает доминировать краткосрочное целеполагание, которое оправдывается сугубо практическими интересами. Менеджеры от политики, сменившие у власти лидеров наций, реализуют государство как рациональный «проект». Цели политики сливаются с интересами больших финансов и большого бизнеса. Возможными становятся самые циничные глобальные проекты. Так, начиная с середины прошлого века экономическая доктрина чикагской экономической школы легла в основу «шоковой терапии», волны которой прокатились по миру, сотрясая одну за другой страны на всех континентах. В тот же период было начато целенаправленное разрушение семьи и извращение традиционных ценностей с целью снижения рождаемости и численности населения.

 

  1. Высшей ППМ, действующей в глобальном обществе, фактически, становится двумерная ППМ. Возрастает значение научного знания и рационального логического мышления. Соответственно, возрастает роль и численность носителей 2-D ППМ людей способных мыслить «научно», интеллектуалов. Эта тенденция зарождается в эпоху Нового времени, но именно в ХХ столетии она заметно ускоряется. В определенной мере этим объясняется особый авторитет рационального образования и науки в современном обществе. Но характер науки качественно меняется. Наука глобального общества окончательно отрывается от ценностей мироздания. Она перестает быть методом прочтения Божественных законов бытия, становясь прикладным инструментом, обслуживающим интересы военно-промышленного комплекса и финансового капитала.

 

  1. Возросшее значение рационального знания играет существенную роль в формировании представления о глобальном пространстве. Чувство субъективности пространства, которое присутствовало у носителей высшей ППМ, замещается знанием о бесконечном изоморфном пространстве классической физики. Именно такое пространство общество полагает объективной реальностью, постигаемой рационально в виде совокупности множественных дискретных индивидуальных опытов. В итоге возникает иллюзия тождественности бесконечного пространства физики социальному пространству, что позволяет рассматривать последнее по аналогии с математическим множеством, исходя из чисто функциональных и экономических предпосылок.

 

  1. С вытеснением носителей 3-D ППМ в маргинальную область иерархическая структура социального пространства общества рассыпается, и на смену ей приходит сетевая структура. Сетевой характер социального пространства эпохи глобализации определяет фасеточность не только культуры, но и самого человека, что реализуется через возможность вступать в различные социальные группы. Мир распадается на множество представлений и виртуализуется. Социальная структура глобального общества оказывается фрагментированной и усложненной вследствие таких источников дифференциации, как религиозность, гендер, этничность и возраст, которые действуют наряду с традиционными: власть, доход, образование, престиж.

 

  1. В формировании специфики глобального общества существенную роль играют средства массовой коммуникации. С появлением интернета, все члены общества впервые в истории получают возможность устанавливать связи, вне зависимости от своей сословной и функциональной принадлежности. Это стимулирует объединение по новым основаниям и формирует новые отличительные признаки. В такой сетевой структуре человека можно рассматривать как узел некоторой размерности, имеющий свою ближнюю зону. Место начинает брать вверх над пространством.

 

  1. Поскольку СМИ охватывают все общество, то информация столь общего характера может обращаться только на дологическом уровне коллективного бессознательного. Причина тому – в несовместимости механизмов мышления, картин мира и систем ценностей носителей различных ППМ. В результате глобальное пространство сближается с ближней зоной, т.е. в исторической перспективе – периодом общинно-родового строя. Возникает уникальная ситуация, не имеющая аналогов в истории: культура эпохи глобализации, имеющая ярко выраженную зрелищность, что определяется 3-D ППМ, обретает мифологический, эмоциональный характер, свойственный 0-D вербальной культуре. Носитель этой культуры – обладатель клипового сознания, не способный следить за развитием текста, но воспринимающий сюжет визуально в виде коротких фрагментов. В качестве продуктов этой парадоксальной ситуации можно назвать комиксы – иллюстрированные новые мифы, возникшие в США в первой половине ХХ века, и аниме – их «мультяшный» двойник, рожденный полвека спустя в Японии. Киноиндустрия безостановочно множит эти продукты мифологического сознания, выпуская в прокат многосерийные фильмы про таких персонажей как Супермен, Человек-паук, Гарри Поттер и другие фантастические герои.

 

  1. Начиная с раннего рубежа ХХ века, в мировоззрении начинает доминировать проблема личностного начала и, соответственно, адекватного отражения внутреннего мира человека. Дверь в глубины внутреннего пространства в сфере науки открыл психоанализ. В живописи это путь наметил импрессионизм, а реализовал сюрреализм. Содержания внутреннего пространства не изобразительны и к произведениям «современного искусства» уже не предъявляется требований предметности. Это декларации неких ощущений, противопоставлений, отрицаний, прогнозов, продукты поиска новых точек зрения и т.д., но в любом случае, это отражения состояний внутреннего мира. Со снижением уровня ППМ такой подход предоставляет широкие возможности для разного рода спекуляций. То, что было открыто на рубеже Новейшего времени и предстало как революционный прорыв в сфере искусства, спустя столетие становится нормой для ремесленного тиражирования.

 

  1. Глобализация означает предел освоения внешнего пространства через проекцию на него внутреннего пространства человека. Если в предыдущие эпохи эстетизации подвергались только ограниченные пространства и, прежде всего, места обитания элиты, т.е. парки и дворцы, то теперь окультуривается вся среда. Эта среда становится эмоциональной, музыкально и зрелищно насыщенной. Современный человек живет, по сути, внутри своего внутреннего мира. Дизайн замещает искусство, и подчас невозможно провести границу между произведениями «современного искусства» и продуктами дизайна.

 

  1. Для искусства творимого внутри пространства, которое по сути человеком воспринимается как его внутреннее, хотя это и не осознается, меняются базовые принципы. Если ранее внешнепространственная форма выступала контейнером для внутрипространственного содержания, то теперь любой объект, любая акция, любой поступок могут трактоваться как декларацией состояний внутреннего пространства. Ситуация сближается с той, что существовала в ближней зоне начального периода развития общества, когда объекты, создаваемые человеком, как, впрочем, и все те, на которые он обращает внимание, имели магический смысл.

 

  1. В обществе сокращается значение культуры, творимой на периферии общества. Возможно, это обуславливается исчерпанностью художественного процесса, как представления внутреннего мира человека через изображение внешнего пространства. Начинает доминировать массовая культура, обслуживающая интересы ярда общества – массы. Прямым следствием неспособности носителей ППМ низкого уровня понять мотивации носителей 3-D ППМ становится не просто непонимание и отрицание ранее выработанных систем ценностей, что в определенной степени естественно для каждого нового этапа развития, но их непрерывный пересмотр, игра с ними, высмеивание, эпатаж. Характерную черту постмодернизма составляет отсутствие дальнейшей перспективы. Самую негативную роль в процессе определения качества новой культуры играют рыночные механизмы и роль чиновников, закрепляющие низкую ППМ.

 

  1. Многие западные модели, которые еще недавно казались устойчивыми и надежными, на которых вплоть до настоящего времени эксперты продолжают строить стратегические прогнозы развития, сегодня сваливаются в «крутое пике». Одним из наиболее неожиданных оказался кризис экономической модели. И этот кризис есть результат развития объективных процессов, которые не находили отражения в рамках западных экономических теорий. Однако пространственный подход наглядно демонстрирует, что функциональная дифференциация, которая является следствием социальной стратификации (и в пространственном отношении вложена в нее), в случае разрушения социальных структур с неизбежностью деградирует. Это означает не просто достижение предела возможного разделения труда, остановку принципа, являющегося основным в действовавшей до сих пор модели экономического производства, но реверс этого принципа. Таким образом, экономика не остается в стороне от процессов, развивающихся в других сферах бытия, и экономическая модель, положенная в основу развития общества, оказывается исчерпанной.

 

  1. Отставание гуманитарной сферы от естественнонаучной порождает чудовищный разрыв между техникой и человеком. Совершенно апокалиптический характер этому конфликту придает идея доминирования экономики. Мораль, как, впрочем, культура, искусство и социальная сфера оказываются производными прагматической конкретики.

 

  1. Глобализм направляет на сдерживание развития человека беспрецедентные по мощности силы. Глобальный финансовый тоталитаризм, не ограничиваемый никакими рамками и пределами, активно осуществляет подмену понятий и ценностей, инверсию самогó смысла жизни. Культура, претерпевающая в этих условиях качественные – «генные» — модификации, становится сферой скрытой войны с человеком, механизмом его разрушения, областью убиения души.

 

  1. Материалистические концепции XIX-XX веков предложили свою версию развития истории, конечность которой никак не может удовлетворять финансовых «хозяев жизни». Знание материалистических законов бытия создает иллюзию возможности сыграть в игру по обращению истории вспять, с целью сохранения своего доминирующего положения. Но материальные законы, которые не учитывают человека, не создают полной картины… Попытка реверса эволюции оборачивается сатанизмом, что наглядно отражает художественная культура эпохи глобализации. Процессы, направленные на деградацию и расчеловечевание человека становятся основными инструментами в этой игре. Сжатие социального пространства и деградация пространственных представлений, связанные со снижением уровня личностного развития, укрываются сетевой структурой виртуального пространства.

 

  1. Неразрешимые конфликты, утрата западноевропейским этносом пассионарности, интенсификация локальных конфликтов становятся предвестником катаклизма мирового масштаба. Надежду в этой ситуации вселяет лишь то, что на планете существуют этносы, находящиеся на других стадиях развития и их задачей становится удержать мир от падения в бездну темных веков или, что еще хуже, от полного уничтожения. В этой экстремальной ситуации возможно найти позитивные решения только на пути неклассических подходов, т.е. осмысливая ее с позиции категории пространства.