ПОДЕЛИТЬСЯ

По небу полуночи ангел летел
И тихую песню он пел.
М.Л.

В расплаве прозрачной больной синевы
На зеркале тусклом Невы
Плывёт предо мной золотое крыло,
Как лотос в воде расцвело.
И Крест перед ним, отражённый во мгле,
И Ангел с трубой на игле.
И шпиль колокольни пронзает мечом
Неву и сверкает лучом.
И вижу с моста пробадённую глубь
И крепость из каменных глыб.
И голубь летает в речной глубине,
В закатной скользя быстрине.
И тихая барка всплывает со дна,
Лишь голубю в небе видна.
И ночью горят от зари до зари
В студёной воде фонари.
И Ангел надзвёздный беззвучно трубит
Над сном императорских плит.
И меч, воздымая крыла остриём,
Кресту покорил окоём.
И утром, чуть свет, не крыла – пламенна
На шпиле на все времена.
И вечером снова трубила труба,
Как будто будила гроба.
И век пролетал, и другой, и другой
Над мутной Невой голубой.
И видел я город светимый на дне.
То – Китеж мерещился мне.
И вещий орёл возносился над ним,
Лишь Ангелом виден одним.
И колокол бил с петербургских стропил,
И дождь над собором кропил.
Трубила труба, будто гула глагол
Мне звоны в аорты влагал.
И Ангел таинственный в небе летел,
И в сумраке ветер свистел.
И видел я крылья в былинной воде.
Таких не встречал я нигде.
И в сердце я слышал вострубленный зов
Нездешних, святых голосов.
И небо во мне распахнулось, и в нём,
Горя многоцветным огнём,
Студёные звёзды пылали в ночи,
Как пламя церковной свечи.
И в теменях мирных струилась Нева,
Огибая свои острова.
И Ангел со мной говорил в вышине,
И я отвечал в тишине.
И слушали звёзды младенческий мой
Осмысленный голос земной,
И тихо сияли, и видел я свет,
Какого во времени нет.

1977

на заставке картина Андрея Геннадиева «Сон»